Блоги > Владимир Навроцкий > Об умирающей деревне
Владимир Навроцкий
Владимир Навроцкий

Об умирающей деревне

Просматривая недавно страницу одного пензенского поэта, начал читать стихи один за другим и среди прочего увидел традиционное произведение на тему «Слушай, как блуждают по покинутым селениям шальные хороводы деревянных невест». Ну то есть бинго: брошенные покосившиеся избы; раньше тут звучал детский смех, а теперь нет; провалы окон; скрипит колодезь (или околица, или завалинка, никак не научусь различать), и вот это все как бы плохо, а раньше было хорошо.

Я видел такого рода произведений несколько сотен: более или менее талантливых, содержащих прямое указание на масонов, как главную причину печального положения дел; текстов, обходящихся полунамеками, прозаических и рифмованных. У кого была «библиотечка Современника», тот вспомнит целую генерацию писателей 60–70-х годов, которых называли «деревенщиками» и чьи произведения были все более или менее об этом.

Но тут ведь вот какое дело: прекрасный писатель Астафьев всю жизнь печалился об умирающей деревне, однако его позиция была этически безупречна, ведь он до самого конца именно в деревне и оставался. То есть, согласитесь, одно дело жить в избе и сокрушаться, что молодежь уезжает и соседей становится все меньше, и совсем другое – самому перебраться в областной центр (или иметь переехавших туда родителей, да хоть бабушек-дедушек; давайте признаем уже, что городских хотя бы в четвертом поколении среди нас исчезающе мало) и удивляться, а зачем же остальные люди едут в город, к культуре, медицине, образованию, квалифицированной работе.

Некоторые договариваются даже до того, что хорошо бы перекрыть селянам телевизор с городской масс-культурой. Это не новая идея, она берет начало еще от деревенщиков: радиола и транзистор пришли в село, и молодежь больше на гармошках играть не умеет, и вытье в хороводах забыто.

В общем, такая интересная картина мира: я перебрался в город, выучился на инженера, но хочу раз в полгода приехать и отдохнуть душой, припасть к живительному истоку, посмотреть, как моя родня в сарафанах кружится в хороводе, и ехать назад, писать стихи о душе народа и глубинной сельской культуре (которая настоящая и совсем не та, что искусственная городская, конечно). Чем же будут заниматься люди в промежутке между моими приездами? Да какая разница?!

Интересно, что такого рода боль за деревню и стремление держать пейзан на земле у нас считаются почему-то патриотизмом и любовью к народу, а альтернативные точки зрения именуются русофобией. Хотя вообще-то этим словом правильнее назвать мнение, будто в селе люди какие-то настолько другие, что им не нужны ни хорошее образование, ни культура, кроме архаичной, ни какие бы то ни было занятия, кроме земли (самому заявляющему это все перечисленное, впрочем, ой как нужно).

Однако хорошо одно: люди сами решают, что им нужно и что нет, и не спрашивают совета городских. Покинутое село означает, что несколько десятков человек теперь живут в городе, занимаются чем-то квалифицированным, получают образование, ездят в командировки и в отпуск. Вот и все, и никакой трагедии. А землю кто обработает? Трактор-робот, который, возможно, прямо сейчас разрабатывает где-то в бизнес-инкубаторе переехавшая из деревни и отучившаяся в политехе девочка (допустим, на ней будут наушники, а в них что? Да пусть уж Пелагея, ладно, если никак нельзя без народного).

Все заметки автора

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru