Рубрики > Авторская рубрика > Театр – скорее жив...: Геннадий Марченко
Авторская рубрика

Театр – скорее жив...: Геннадий Марченко

Автор рубрики: Геннадий Марченко
Фотограф: Сергей Борисов

«Театр!.. Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного?» − вопрошал полтора столетия назад Виссарион Белинский.

А любите ли вы, земляки, родной пензенский театр? Кто даст отрицательный ответ? Наверное, никто, ведь пензенцы издавна славятся как заядлые театралы. Можно сказать, уже несколько поколений жителей города и области были и остаются страстными приверженцами пензенской театральной сцены.

История пензенского театра насчитывает уже более двух веков. Настоящий расцвет пришелся на послевоенные годы. Тогда на пензенской сцене блистали Людмила Лозицкая и Николай Шевкуненко, Петр Кирсанов и Георгий Апитин, Мария Тамбулатова и Генрих Вавилов. В труппу театра влились Эдгард Соловьян, Виктор Налобин, пришедшая из художественной самодеятельности Галина Репная, Лидия Шапоренко, будущая звезда комедийного кино Михаил Светин. Пришли в театр юный Александр Панкратов (пока еще − не Черный) и сразу же заявивший о себе Михаил Каплан. В театре формировалась новая труппа способнейших актеров, готовая решать задачи самого высокого уровня. А приход на место главного режиссера Семена Моисеевича Рейнгольда стало своеобразной вишенкой на торте пензенского театра.

Поцелуи от Лозицкой

Десять лет − с 1971 по 1981-й год − Рейнгольд вел театр к новым и новым вершинам. Под его руководством каждый спектакль становился не только праздником для зрителей, но и темой для дискуссий в различных коллективах и слоях городского общества. Актеров узнавали на улицах. До сих пор узнают и заслуженного артиста России Генриха Вавилова, которому не так давно исполнилось 79 лет.
«С театром я познакомился в 1949 году, когда к нам в Сосновоборск с гастролями приехал Кузнецкий драматический театр, − вспоминает Вавилов. − В его труппе тогда блистала Людмила Лозицкая. Мне было 14 лет, и я не пропустил за две недели ни одного спектакля. И так понравилось увиденное, что захотелось самому стать актером. Подошел к администратору, а тот, снисходительно глянув на меня сверху вниз, посоветовал ехать в Кузнецк и общаться напрямую с режиссером».

Спустя три года, как думалось 17-летнему парню, он созрел для решения больших задач и отправился в Кузнецк. Нашел в театре режиссера, сказал, что хочет быть артистом. «А что ты умеешь?» «Плясать, песни петь, стихи, басни читать...» «Ну, давай, покажи что-нибудь». «Я вам басню прочитаю, только она будет по-татарски:

«Вороне где-то Бог послал кусочком сырсу. На ель ворона взгромоздился – покушать захотел. И вдруг, откуда ни возьмись лиса бежал, носом воздух хватал, сырсу унюхал…»

Режиссер расхохотался, выслушав басню, потом поглядел, как парень цыганочку танцует, и через неделю Вавилову пришел вызов в театр.

«Не успел переступить порог театра, как за кулисами меня встречает загримированный артист с накладной бородой: «Мальчик, иди сюда. Хочешь анекдот?» «Вы мне лучше про Станиславского расскажите». «Да ну его на …, этого Станиславского. В общем, идет корова, смотрит, на заборе котенок сидит. Думает: «Маленький, а с усами». А котенок думает: «Большая дура, а без бюстгальтера ходит».
Отслужив в армии, Вавилов вернулся в кузнецкий театр, а в 1961 году его переманили в Пензенский драматический. Еще раньше в Пензу перебралась и Людмила Лозицкая, которую Генрих Дмитриевич буквально боготворил. Одно из самых ярких воспоминаний связано со спектаклем «Во власти золота», где Вавилов играл любовника главной героини, образ которой воплотила Людмила Алексеевна.
«Лозицкая на сцене все делала по максимуму. И если уж надо было изображать страстные поцелуи, то из ее объятий было не вырваться. Хватает меня Лозицкая в охапку и давай целовать взасос. А я кое-как оторвался и шепчу: «Люся, на нас смотрит твой муж, Гранатов». «Да ну его…» И снова поцелуй, так что не вздохнуть.

На репетиции Петр Кирсанов, игравший в этом же спектакле ее мужа, рычал в наклеенную бороду: «Она изменяет мне! Сначала я убью ее, а потом себя!» А я выглядывал из-за занавески и подначивал: «Петр Михалыч, сначала себя, а потом ее» «Не путай, если я себя убью сначала, то ее не убью. Ты чего мне карты путаешь!»

В жизни Вавилова было несколько серьезных романов. Один из них связан с молоденькой актрисой Инной Короит. Правда, Инна хотя и принимала ухаживания коллеги, но ответной страстью сильно не пылала. А вскоре роман закончился… благодаря актеру Вячеславу Тихонову.

«В 1963 году мы поехали вместе на гастроли в Сочи и Севастополь. В Севастополе тогда снимали «Оптимистическую трагедию», где Тихонов исполнял одну из главных ролей. К тому времени он снялся в фильмах «Дело было в Пенькове», «Чрезвычайное происшествие», «На семи ветрах», а впереди у него были роли Болконского в «Войне и мире» и Штирлица в «Семнадцати мгновениях весны».
Девушки всего Севастополя с ума сходили по Тихонову, от желающих получить автограф не было отбоя. Короит, которая познакомилась с Тихоновым на съемочной площадке, тоже не устояла. Помню, ко мне подбегает Людмила Лозицкая и с язвительностью говорит: «Гляди, Инка, твоя вон по набережной с Тихоновым гуляет! Как я ее понимаю, я бы ему сразу отдалась». Выглядываю в окно − и точно, вдвоем под ручку прохаживаются. В итоге Тихонов увел актрису не только у меня, но и вообще из пензенского театра, устроил ее в питерский БДТ. Но по большому счету такому артисту отдать женщину не жалко. В надежные руки передал».

Звезды в Пензе

Одно время в Пензу часто приезжали звезды первой величины, чтобы сыграть в местных постановках. Делалось это для привлечения зрителя. Среди них был и переживавший пик популярности Александр Абдулов.

«Когда Александр Збруев отмечал день рождения, то Абдулов находился в Пензе, − вспоминает Вавилов. − А мы знали, что эти два знаменитых актера служат в одном театре − имени Ленинского комсомола. Ну и спрашиваем Абдулова: «Саш, ты Збруеву позвонил, поздравил с Днем рождения?» «На хрен я ему звонить буду, он же мне не звонит…»

Работал как-то в Пензе и Юрий Яковлев, уже снявшийся к тому времени и в «Иван Васильевич меняет профессию», и в «Иронии судьбы». Уезжая обратно в столицу, Яковлев приглашал пензенских артистов на спектакли театра им. Вахтангова, где он тогда работал, оставив свой домашний телефон.

«Ну почему бы не воспользоваться приглашением, − говорит Вавилов. − Оказались мы с моей супругой в Москве, и я набираю номер: «Юрий Васильевич, мы со Светой хотели бы сегодня пойти на ваш спектакль» «Приезжайте, встретимся в половине седьмого у служебного входа».

И вот подъезжает легковая машина, пассажирская дверка приоткрывается, а оттуда чуть ли не вываливается пьяный в лоскуты Яковлев. «Так, ну-ка помогите мне выбраться». Я его вытаскиваю из салона, спрашиваю: «А как же спектакль?» «Сегодня играет мой сменщик Шалевич».

Довел Яковлева до вахты, где он снимает трубку телефона и набирает номер: «Алло, тут из провинции приехали двое, пропустите их через центральный. И посадите в ложу, чтобы места получше». Конечно, про «провинцию» слышать было немного обидно, но все равно мы были благодарны Яковлеву за такой подарок».

Новая история

Встреча 2008 года для театра им. Луначарского стала роковой. Сильный пожар, случившийся под утро 2 января, оставил на месте храма Мельпомены лишь обгорелый остов. Спасти не удалось − ни декорации, ни костюмы… Театр оказался у разбитого корыта.
На время труппу приютил зал «Молодежный» при пензенском колледже культуры и искусств. А тем временем шло строительство нового здания театра, который через два года наконец распахнул свои двери. Театр открылся 5 марта 2010 года премьерой спектакля Беляковича «Ревизор». А 16 апреля ушла из жизни народная артистка РСФСР Людмила Лозицкая. Спустя еще два месяца не стало народной артистки России Марии Тамбулатовой. Для театра это стало сильным ударом.

Тут еще начались проблемы со здоровьем у последнего на сегодняшний день народного артиста театра Михаила Каплана, который вынужден большую часть времени проводить на лечении в Израиле.

Однако театр жив и с завидной регулярностью радует нас новыми спектаклями. Например, известнейший столичный режиссер и старый друг пензенского театра Валерий Белякович отметился тремя постановками – «Ревизор», «Куклы» и «Ромео и Джульетта». А молодой режиссер Андрей Шляпин даже переплюнул мастера, умудрившись поставить в новом театре аж четыре пьесы: «Ветер шумит в тополях», «Обыкновенное чудо», «Спокойной ночи, мама» и «Чайка». Последняя постановка по одноименной трагикомедии Чехова вызвала у зрителей и критиков неоднозначную реакцию. Вот что, например, писала одна из пензенских газет:

«По нынешним временам решение казалось откровенно смелым − поставить в пензенском драмтеатре легендарную чеховскую комедию «Чайка». Неудивительно, что на два первых премьерных спектакля билеты разлетелись, как горячие пирожки.

Однако зрители, которые пришли насладиться классическим вариантом «Чайки», были немало изумлены. И не только костюмами − Треплев, к примеру, щеголял в майке, безрукавке, джинсах и высоких армейских ботинках. Причем ботинки эти в самом начале спектакля «люди в черном» прибили гвоздями к помосту. По счастью, у Треплева оказалась запасная пара. А в приколоченную обувь свои нижние конечности периодически помещали другие герои.

Еще одна провокация столичного режиссера Андрея Шляпина − сцена, где светское общество собирается посмотреть на поставленный Треплевым спектакль. Актриса, сунув ноги во все те же ботинки, просто стоит и смотрит куда-то вдаль. Светское общество терпеливо ждет три, пять, семь минут... Уже и в самом зрительном зале начинают шушукаться − дескать, вот это паузу держит! Затем раздаются робкие аплодисменты. Мол, мы поняли гениальную режиссерскую задумку, давайте уже спектакль продолжим...»

Впрочем, было немало таких, кому новое прочтение классического произведения импонировало. В том числе и руководству театра. Недаром этой весной Шляпину доверили ставить камерный спектакль по Лермонтову «Герой нашего времени». Постановку уже посмотрели жители Венгрии, куда театр в начале апреля ездил на гастроли.

«Герой нашего времени» будет играться на Малой сцене драмтеатра и войдет в программу Международного театрального фестиваля «МАСКЕРАДЪ», который состоится в Пензе накануне юбилея Лермонтова − в начале октября 2014 года.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru