Рубрики > История жизни > Диалог со зрителем: Людмила Кузнецова
История жизни

Диалог со зрителем: Людмила Кузнецова

Автор рубрики: Элеонора Куликова
Фотограф: Сергей Борисов

Диалог со зрителем

«Искусство должно дарить радость и самому художнику, и зрителям», − считает Людмила Кузнецова. Ее работы, исполненные на одном дыхании, притягивают своей доброй и позитивной энергетикой, искренностью, душевностью, каким-то волшебным светом. Обаятельная и потрясающе талантливая пензенская художница Людмила Кузнецова, которая никогда ни на минуту не расстается с этюдником, рассказывает свою историю жизни.

О творчестве

Быть художником − это даже не профессия, это образ жизни, другое мироощущение, а про себя я могу сказать, что это еще и смысл моей жизни.

Художник старается увидеть то, что не видят другие, осмыслить и изобразить. Он пытается передать свое восхищение от увиденного или в простой композиции раскрыть глубокий философский смысл. Хотя мы, художники, такие же обычные люди со своими проблемами, болезнями, правда, иногда острее и чувствительнее воспринимающие действительность.

Все, что видишь и чувствуешь, ты хочешь перенести на холст. Вот эта связка: творчество-художник-зритель. Диалог со зрителем – та тонкая связь, на которой держится любое творчество.

Самое сложное и трагичное – потерять зрителя, а значит, потерять смысл своей работы. Работы покупаются тогда, когда ты оказываешься им понят, когда твои переживания ему близки, когда вы разделяете одни и те же эмоции.

Художник всегда должен отдавать, а если ты складываешь свои работы на стеллажи, тогда равновесие нарушается. А так ты живешь в гармонии: написал, показал на выставке, работа продалась и у тебя сразу душевный подъем, появляются силы для новых творческих свершений.

О детстве

Я родилась и выросла в Сибири, в городе Новокузнецке Кемеровской области, родители у меня были простыми рабочими. Любила рисовать еще с детского сада, впрочем, как и все дети. Хотя мне уже в детстве многие говорили, что я хорошо рисую и, наверное, буду художником. Но какого-то стремления к этому, четкого понимания, кто такой художник, и осознания, что это будет моей профессией, у меня не было.

Потом все решилось как-то само собой: у нас открылась художественная школа, и я пошла туда учиться. А после школы следующим этапом стало художественное училище.

О профессии

В Сибири у нас было нескольких училищ, выбрала, как говорится, самое живописное − художественное училище им. В. И. Сурикова в Красноярске. Пенза тогда уже звучала, и можно было поехать учиться сюда. Но это было очень далеко, не хотелось уезжать от своих близких. Мои преподаватели в художественной школе и местные художники говорили: «Хочешь научиться рисунку – езжай в Пензу, хочешь научиться живописи – в Красноярск или Иркутск». Если художественным училищам в Красноярске и Иркутске было по 10–15 лет, то пензенская школа была старой, со своими традициями, с богатым опытом.

Поскольку я любила больше живопись, то выбрала Красноярск, факультет живописи, специализацию «художник-постановщик».
На первом месте у нас была работа с цветом, и это не случайно. Красноярск − монументальный город с потрясающей природой. На родине Сурикова буйство красок будоражит воображение, а могучая сибирская природа очаровывает и дарит безудержное вдохновение всем, кто сюда приезжает. Мы часто делали этюды на практике, и это нам безумно нравилось.

После защиты диплома поехала учиться в МГАХИ им. В. И. Сурикова, а потом по распределению преподавать в Пензенское художественное училище им. К. А. Савицкого на театральное отделение. Отработала в училище 9 лет, у меня было два выпуска. Потом стала членом Союза художников, получила мастерскую и пришлось делать выбор: преподавание или творчество. Поскольку у меня творческий путь только начинался − выбрала творчество. Столько хотелось написать, столько хотелось посмотреть, а преподавание, сами понимаете, отнимает массу сил и времени, и совмещать и одно, и другое просто невозможно. Совесть моя чиста – два выпуска я сделала, передала ученикам какие-то свои умения и навыки. Ну и с тех пор так и работаю в мастерской. (Смеется.)

О вдохновении и путешествиях

Художник так устроен, что черпает вдохновение отовсюду: от природы, окружающих людей, путешествий, народного костюма, музеев. Ведь почему так часто путешествуешь? Мир настолько прекрасен, что хочется увидеть новые страны с их колоритом, познакомиться с произведениями великих художников лицом к лицу, а не по иллюстрациям в книгах или Интернете. Это так же, как и с музыкой: хочется слушать ее в живом исполнении, а не безликую фонограмму.

Только через общение с подлинником ты понимаешь автора: ты видишь его мазок, чувствуешь его энергетику, и тебе как художнику не трудно представить, как шедевр начинался с чистого холста и постепенно приближался к завершению. Поэтому, когда я вижу подлинники любимых художников перед собой – мороз по коже…

Я очень люблю творчество Веласкеса, Вермеера, Шардена, Сурикова, Рябушкина. А недавно посмотрела потрясающую выставку в ЦДХ (Москва) А. Головина! Театральный художник, а какие у него портреты, пейзажи, эскизы декораций – гениальный колорист!!! По поводу любимых авторов была у меня такая история. В институте изучали творчество итальянского художника Каналетто по репродукциям – сдали экзамен и забыли. (Смеется.) Но когда я увидела в Англии подлинники, то сразу же влюбилась в его творчество, и с тех пор он стал одним из моих любимых художников. И теперь я, в какой стране ни бываю, всегда ищу его картины в музеях.

Я люблю путешествовать в большей степени по европейским странам. В таких городах, как Париж, Ницца, Марсель, Венеция, Флоренция, Римини, Рим, я сделала очень много этюдов. Когда я училась в училище и институте, мы много путешествовали и по России: по Енисею, Соловкам, Крыму, Белому морю, Золотому кольцу. По комфорту наша страна, конечно, уступает Европе, но по красоте природы – нет. Есть у нас такие заповедные места, куда не ступала еще нога человека. Тундра в цвете ну просто изумительная! На Енисее меня поразили льдины купоросового цвета, никогда в городе не увидишь лед зелено-голубых оттенков. И даже белого медведя видели, уходящего вдаль. Одним словом, от каждой поездки − впечатлений масса!..

Очень хотелось бы еще побывать в Португалии, поплавать вокруг Европы, я очень люблю воду, люблю ее писать, это моя стихия. Может поэтому Венеция − мой любимый город!

О реализме в творчестве

У меня прослеживается реалистическое направление в творчестве. И если я даже что-то придумываю, то пишу отдельные элементы моей работы с натуры. Придумать что-то лучше, чем есть в природе, просто невозможно. Дай Бог дотянуться всеми силами до этой красоты – чем ближе, тем лучше! И учитывая, что ты все через себя пропускаешь, это не будет фотореализмом, все равно ты делаешь отбор, обобщение, подчеркиваешь какие-то характерные вещи.

Я пишу в основном маслом, акрилом, увлекаюсь батиком. Среди моих самых известных работ: «Вечерний звон», «Вечная тайна», «Сирень и ландыши», «Дневные гости», «Венеция», «Слушая сказку», «Мосты Сены», «Лавра», «Прикосновение». У меня нет каких-то жанровых предпочтений: среди моих работ есть и пейзажи, и натюрморты, и портреты. Пейзажи и портреты чаще всего пишу в поездках, натюрморты − в перерывах между ними, когда есть время для составления интересных разноплановых композиций. Очень люблю натюрморт «Диалог». На картине изображены два стула – светлый и темный, без присутствия людей − своего рода своеобразная метафора.

Некоторые мои работы находятся в собственности Пензенской картинной галереи, среди них как раз «Диалог», «Огни маленького города», «Полуоткрытая дверь», «Ателье», «Я помню чудное мгновение», «Багрянец осени».

О росписи в театре

Очень много сил у меня заняла роспись «Драматурги золотого серебряного века» в заново построенном драматическом театре им.
А. В. Луначарского. Мы расписывали плафон и стену вместе с семьей Косаревых.

Если честно, такого убранства – ни мозаики, ни росписи − ни в одном культурном центре Пензы нет, согласитесь, это требует и больших физических, и творческих, и материальных затрат.

Мнения об этой росписи у пензенцев самые разные, но когда приезжают посторонние люди, которые не сравнивают старый и новый театр, а просто оценивают результат, им нравится. Время покажет.

На самом деле, задача перед нами стояла сложная − соединить воедино писателей разных эпох, сделать композицию на одной плоскости, и мы старались достойно с ней справиться.

О выставках

За все время моей творческой деятельности мне посчастливилось принимать участие в международных выставках в Японии, Индии, Арабских Эмиратах, Канаде, Англии, Германии, Франции, Испании, Венгрии.

Моя первая персональная выставка была в Новокузнецке в художественной школе, у меня тогда накопилось много работ с путешествий по Золотому кольцу. Родители даже сохранили про мою первую выставку статью. (Смеется.)

Когда заканчивали Красноярское училище, была Зональная молодежная выставка Сибири. Раньше во время учебы нельзя было выставляться, поэтому мы первый раз приняли участие в масштабной выставке только когда уже делали диплом. И это начало моего творческого стажа − 1975 год.

Я вместе с пензенскими художницами уже 20 лет подряд организую выставку «Ее глазами» и сама являюсь ее участницей. Выставка интересна тем, что на ней представлены все виды искусства и, самое главное, каждый год мы показываем только новые работы. За это время число участниц выросло до 30, а количество созданных произведений – более 1000.

Мне запомнилась выставка в Лондоне «Лондонские парки глазами русских художников». В ней приняли участие четверо художников и один скульптор из России. Мы работали над выставкой два месяца, нас возили по самым разным паркам Лондона.

Там потрясающей красоты природа. Мы рисовали и аккуратно подстриженные парки, и парки, где созданы абсолютно естественные природные условия. Поразило многообразие и птиц, и животных, там обитающих. Поскольку эта тема была «местной», и каждый житель Лондона видел на наших работах родные места, практически все они раскупились.

Представьте, когда на выставках работы уже проданы, на них ставятся красные точки, когда зарезервированы – зеленые. К концу этой выставки все работы были в красных точках. И было очень приятно, конечно, видеть, что наши труды не прошли даром и наши работы будут радовать англичан.

Я пришла к такому выводу, что когда выставляешься где-то, надо показывать больше местного материала. Когда мы возили на выставки за границу калину, березки, одним словом, наши российские пейзажи, посетителей они не трогали в должной мере. Это нам близко и понятно все то, что на них изображено, а им это чуждо. То же самое будет, если к нам привезут картины с пальмами, песками. Да, это красиво, экзотично, но это что-то далекое, и мы будем к этому равнодушны. В Пензе и России зрители очень любят тему калины, потому что она олицетворяет нашу российскую глубинку, а за границей некоторые ее ни разу не видели.

Конечно же, хочется, когда я путешествую по какой-то стране, сразу делать там выставку, но это не всегда получается, и все работы мы привозим с собой в Россию. Вот у меня, например, вся стена в мастерской увешана этюдами по Сицилии, но работы интересны только тем, кто там был.

В 2007 году у меня состоялась персональная выставка по приглашению председателя Верховного Суда В. М. Лебедева в здании Верховного Суда Российской Федерации. Вячеслав Михайлович приезжал в Пензу, увидел мои работы и сделал мне такое предложение, − я естественно согласилась. Он сам коллекционер и часто практикует такие выставки. Я представила на суд зрителю 60 своих работ, а после выставки мне заказали 9 больших панно в технике «батик» по теме «Парки», которые теперь украшают один из залов Верховного Суда РФ.

 

 

О коммерции в творчестве

Раньше, в советские времена, были созданы более комфортные условия для художников: оплачивались поездки, пленэры, давались бесплатно мастерские, создавались Дома творчества, в которых художники создавали произведения к выставкам, много работали и был творческий обмен разных школ и направлений, проходили выставкомы разного уровня и организация выставок. Поэтому в живописи, да и в других видах искусства, было столько звучных имен, как Грицай, Гаврилов, Кугач, Ткачевы, Попков, Коржев и другие. Сейчас же художники вынужденно встают на коммерческую дорожку, а коммерция и творчество находятся в очень сложных взаимоотношениях. Если вы делаете что-то на заказ или скованы определенными рамками, то здесь «творчество безусловно проигрывает». А кормить творчество – это дорогое удовольствие. Но здесь прежде всего от человека зависит, какие он ставит для себя приоритеты. Что уж говорить о молодых художниках, которым нужно содержать семью. Поэтому только единицы в творчестве и выживают.

Уровень подготовки художников сейчас, к сожалению, резко падает, потому что меняются программы обучения в художественных школах и вузах, урезаются часы на специальные предметы, пленэров нет, поездок нет, краски дорогие. Ведь для того чтобы чему-то научиться, нужно испортить много красок, бумаги, кистей, и только тогда будет результат. Но не у всех есть такая возможность.
Тем не менее мы, художники, несмотря ни на что продолжаем работать.

О музее одной картины

Идея создать в Пензе Музей одной картины просто потрясающая. Это − уникальный, единственный в России и мире музей такого рода. Сеанс, который длится 45 минут, включает в себя просмотр слайд-фильма об эпохе, в которую жил и творил художник, о его творчестве, самых значительных произведениях. После завершения фильма открывается занавес и перед зрителями предстает картина, показ которой тоже сопровождается музыкой и пояснительным текстом. Это же здорово, когда можно проникнуться творчеством в такой удивительной атмосфере.

В настоящее время там впервые демонстрируется полотно художника из Пензы Дениса Санталова «Храм строится». Хотелось бы пожелать им и в дальнейшем активного развития, почаще смены экспозиций и, конечно же, сотрудничества с пензенскими художниками, ведь в нашем городе столько талантов.

О последних выставках и планах на будущее

В январе у меня была выставка в галерее «Коллекционер». Там я представила 100 работ: очень много натюрмортов с калиной, пейзажи, батик. В начале марта был пленэр в Горках в имении Морозовой под Москвой.

На днях вернулась из Шанхая с Международной выставки «Гармония-Азия» в рамках саммита СВМДА, в которой принимали участие 123 художника из 28 стран, из России − только два художника. Мне было очень приятно, когда за участие в выставке мне присвоили титул «Художник мира».

О планах говорить не люблю, чтобы не сглазить − сами понимаете, не от нас все зависит! Бывает, что временами очень много работы, временами – затишье. Но в мастерской дел всегда хватает: работаю над эскизами, подготавливаю холсты для новых картин, оформляю этюды, готовлюсь к новым пленэрам и выставкам. Одним словом, пребываю в вечном творческом процессе.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru