Рубрики > История жизни > Гурман путешествий или Dolce Vita Владимира Маслова
История жизни

Гурман путешествий или Dolce Vita Владимира Маслова

Владимир Маслов - пензенский предприниматель, философ по натуре, путешественник и истинный мужчина высшей лиги рассказал в своей истории о приключениях, шопоголизме, дауншифтинге и глобализации. 

Нелегкая учеба «моряка»

Я родился в Пензе в семье инженеров. И первой мыслью, которая меня часто посещала, было желание все время путешествовать. И уже с детства, лет с десяти, я начал путешествовать по Советскому Союзу вместе с родителями. Мы побывали в Бресте, Одессе и во многих других городах, а во время перестройки даже стали ездить за границу.

Во время своих путешествий я стал задумываться, а кем бы я хотел стать в будущем, и на ум приходило только одно — стать моряком, так как эта профессия напрямую связана с путешествиями. Но однажды мой родственник сказал мне, что у моряков нет семей, они отсутствуют по полгода дома и поэтому чаще всего совсем одиноки. На меня это очень сильно подействовало, я оставил свою мечту и пошел учиться в Пензенский политехнический институт. Сначала я учился по специальности «радиотехника», потом на «автоматике и телемеханике», что мне было совершенно не близко. Когда бредишь путешествиями и мореходством, все равно, на кого учиться. Со мной учились ребята, которые были настоящими технарями, они горели своими идеями, а у меня же любимые предметы были философия и история, которые никому больше не нравились. Я не мог долго находиться на одном месте, жажда приключений одолевала меня, так что как только появлялась возможность куда-нибудь уехать, я непременно это делал. Но, как ни странно, сколько бы ни прошло времени, когда я возвращался, меня всегда принимали обратно в институт, поэтому мое обучение затянулось на целых 11 лет.

Бизнес 90-х

Я начал заниматься бизнесом уже в 19 лет, когда только вернулся из армии. Я сразу женился, и у меня появился ребенок, поэтому встал вопрос, как содержать семью. А когда у людей возникает этот вопрос, они начинают искать любую возможность. И я воспользовался первой же возможностью. Со мной в армии служил один мой хороший товарищ, у которого отец занимался пошивом обуви, и у него всегда была хорошая кожа на складе. Еще один приятель был хороший портной. Мы объединили эти возможности и начали шить кожаные куртки. Купили машинки Zinger, специальные сапожные ножи для фальцовки кожи. Сначала мы продавали куртки на рынке, но вскоре начали изготавливать их под заказ. На этом мы зарабатывали фантастические деньги по тем временам, тем более являясь по сути студентами. К примеру, у родителей была зарплата 150 рублей, а мы с одной куртки зарабатывали 600 рублей. Налогов не было, затраты на кожу были низкие, в итоге получалось, что бизнес был очень рентабельным. Но вскоре начались трудности, и пришлось свернуть это дело.

После курток я работал по найму на Пензенской товарной бирже. Потом мы открыли с приятелями совместное российско-украинское предприятие и занимались экспортом и импортом украинских и российских товаров. Мы возили часы «Заря», сердобские прицепы, автомобили «Лада» на Украину, а оттуда везли кондитерские изделия, бакалею. Как раз в то время на Украине были купоны. Курс купона был низким, и получалось, что мы покупали на Украине дешево, а здесь продавали за нормальные деньги. Если курточным бизнесом мы перестали заниматься из-за сложностей с сырьем, то с этим бизнесом у нас возникли проблемы с таможней. Сначала украинцы поставили на границе таможню, потом россияне. Оформлять таможенные декларации было вообще невозможно. После этого я начал заниматься продажей косметики. В нескольких магазинах Пензы я открыл небольшие фирменные магазинчики некоторых европейских марок косметики. Но внезапно я продал все магазинчики и сбежал в Канаду.

Побег в Канаду

Во время своей учебы я все-таки устроился по знакомству на работу в питерское пароходство и получил там паспорт моряка. Так как теперь мне были не нужны визы, я уехал в Канаду и задержался там на целых два года.

В то время были перестроечные времена. Мне казалось, что если я приеду в такую спокойную страну, буду там работать с девяти до пяти, иметь более предсказуемые условия жизни на будущее, мне будет там хорошо. И как-то первые полгода у меня была именно такая эйфория, о ней сначала я и расскажу. Я поселился в Монреале, где просто кипела жизнь, я посещал всякие джазовые фестивали, кинофестивали, рок-концерты, начал общаться с известными музыкантами. Например, я познакомился с ребятами из «Аквариума», которые раньше играли с Гребенщиковым. Случайно встретился с певцом Леонардом Коэном. У него дома был организован дзен-буддистский клуб медитации. Он сам живет в монастыре под Сан-Франциско в Калифорнии. А в своем доме в Монреале он открыл такой клуб. Там изучают буддизм, к нему приезжают люди, которые преподают буддизм и японскую культуру, проводят чаепития. Я заинтересовался этим клубом, хотя не знал, что это дом Коэна. Познакомился с руководительницей этого клуба и стал туда ходить каждое утро перед учебой в шесть утра. Один раз приехал сам Коэн, а внешне я его не узнал, но мы долго общались, пили чай. А потом как-то у кого-то в гостях я увидел плакат с Коэном, так я узнал, что это был он.

Это была свободная жизнь, мои приятели, безумные музыканты, все время устраивали какие-то сейшены. Мы сидели по ночам и играли. Например, у одного из музыкантов была квартира общей площадью 400 квадратных метров открытого пространства. То есть там не было комнат, только стояла одна кровать в углу, был кран и шторочка, закрывающая туалет. А на всем остальном пространстве были разложены маты, везде стояли барабанные установки, валялись гитары, располагались полки с книгами вдоль стен. Его мама и папа входили в тройку богатейших семей Канады, и он никогда не работал, просто являлся абсолютным мажором, но при этом был коммунист по убеждениям. И на этом безумном пространстве собиралась очень веселая тусовка. К нему всегда можно было прийти и поиграть на чем-либо или послушать кого-то. Как раз там я познакомился с ребятами из «Аквариума». Когда-то они гастролировали по Канаде, но получилось так, что часть состава женились на канадских девушках и осели. Хотя они до сих пор играют, устраивают этнические фестивали, продюсируют, то есть нашли себя там. Но я, хотя много чем там занимался, не знал, как найти себя. Я подрабатывал в ресторане, в антикварном, на аукционе. Я много учился, брал разные курсы, сначала английского языка, потом французского, тем более, что за это неплохо платили. На самом деле учиться в Канаде можно бесконечно и всему подряд. Был даже момент, когда меня пригласили работать инженером в компанию Pratt & Whitney, где делают авиационные двигатели. Но я отказался, не стал лукавить, ведь какой из меня инженер: все, что я помнил из института, — это курс философии. К тому же мне всегда хотелось, чтобы профессия приносила удовольствие. За зарплату в $3000, которую там предлагали, я не готов был продать душу.

Постепенно я даже там легализовался. Но через какое-то время моя эйфория рассеялась, я начал понимать, что важно не место, где ты живешь, а самореализация, которую ты имеешь в профессиональной сфере или еще где-либо. Мои друзья музыканты ничего там не делали, жили на пособие, сидели играли, и им этого было достаточно. А мне — не очень. И через какое-то время я понял, что нужно возвращаться на родину.

Возвращение на родину

Мне всегда нравилась красивая одежда. Мои родители все время привозили одежду из Москвы, а родственники из Германии пересылали для меня модные джинсы и кроссовки. Я с пяти лет отказывался одеваться в то, что мне не нравилось. Видимо, интерес к красивой одежде и вещам повлиял с самого детства, и мне хотелось заниматься производством или продажей одежды.
Когда я вернулся домой, в Россию, денег у меня вообще не было, так как за два года в Канаде я истратил все, что было заработано ранее.
И вот я начал думать, чем заняться, и с приятелями-компаньонами мы решили открыть спортивный магазин, потому что у меня были знакомые, которые уже начали успешно заниматься продажей спортивных вещей. Так появилась первая «Высшая лига», и потом она потихоньку эволюционировала до такого сегодняшнего состояния.

Всегда было приятно, что мы делаем что-то полезное для людей, продаем вещи, приносящие эстетическое удовольствие. Люди занимаются спортом, становятся здоровее. После того, как я продавал спиртное, должен же я был как-то смыть с себя этот грех.
Изначально в первой «Высшей лиге» марки выбирала Оксана Дворянская. Она уже в то время ездила в офисы некоторых марок, например в Puma, потом мы вместе уже поехали в Nike, потом с Adidas начали сотрудничать. У нее есть вкус, она очень успешно интуитивно начала выбирать марки и коллекции, которые были актуальны и которые можно было продать в Пензе. Я так удачно оказался в этой хорошей компании и начал потихоньку учиться, а потом и самостоятельно ездить на заказы.

Потом мы начали продавать не только спортивные марки. Нам казалось, в Пензе нужно продавать вещи, которые характеризуют ту или иную культуру какой-нибудь страны. Например, Benetton характеризует итальянскую культуру. Это не очень дорогая марка, но она очень типична для итальянской школы дизайна и итальянских цветовых решений. Naf Naf очень типична для французской школы дизайна. Но мы стали возить в основном casual, который уже был так популярен в Америке. Когда я жил в Канаде, убедился в том, что там вообще никто никогда не гладит и не умеет этого делать, потому что все носят исключительно повседневную одежду.

Шопоголизм

Сам я не могу выбрать какой-то наиболее любимый магазин и определить свою любимую марку. Если я чувствую, что вещь «моя», — я сразу ее покупаю. Недавно я таким образом купил машину. Зашел в салон, стоит джип — и сразу почувствовал, что он «мой». У меня даже денег не было в кармане, но мне одобрили кредит, и я сразу его взял. Я вообще считаю, что когда судьба дает возможность почувствовать, что эта вещь «твоя», то ее обязательно нужно забирать. Когда судьба подводит вас к вещи, которая «ваша», она даст потом возможность заработать на нее. У меня такое отношение к жизни: чем больше я жадничаю, тем меньше я заработаю.
Возможно, у меня такое отношение, потому что я абсолютный шопоголик. Просто есть какие-то марки, к которым я начинаю чувствовать азарт шопоголизма. Есть люди, которые любят ездить совершать шопинг в Италию, но меня болезнь шопоголизма в Италии не настигает. Наверное, потому что я потребитель североевропейских и американских марок. Когда я попадаю в Нью-Йорк, я сразу заболеваю шопоголизмом. В Америке дешево все, и продаются как раз те вещи, которые я и ношу.

Иногда мне хочется и оригинальные вещи купить, например, в Индии носят такие мужские юбки, которые называются лонги. Я бы вот такую юбку взял, или шотландскую юбку. Она мне кажется такой логичной, удобной — не жарко и не холодно. Хотя, конечно, для России это совершенно не подходит.

Про вкус и стиль

Недавно мне одна девушка сказала, что у русских нет вкуса. С одной стороны, она права, потому что у нас красивых вещей в советском детстве и сейчас в окружении не так много, как у европейцев, к примеру. Чем больше красивых вещей вокруг ребенка, тем более утонченным человеком он вырастет. Это касается и дома, и самого города, и одежды, и вообще всех вещей, которые человека окружают. Те нации, которые сохраняют свое историческое наследие в архитектурном смысле, в дизайне, в искусстве, имеют преимущество с точки зрения конкуренции. Когда, например, итальянцы открывают какой-нибудь новый бренд, с ними невозможно конкурировать ни в дизайне мебели, ни в одежде, ни в дизайне автомобилей. Их с детства окружает наследие Римской империи. Там огромное количество арт-объектов. И, соответственно, молодой человек выросший там, все это видел, и у него рука уже более четко рисует какие-то гармоничные формы, чем у нас, к примеру. Но если у нас это будет приоритетом на государственном уровне, то мы изменим собственную страну и станем более конкурентоспособными. Так, у японцев была такая же проблема с дизайном, массовая фантазия развита слабо, но за последние 40 лет они консолидировали все силы, люди сознательно на всех уровнях начали к этому стремиться, например, стали путешествовать по Европе, начали массово привлекать иностранных дизайнеров к себе. А потом постепенно у них выросла собственная школа дизайна.

Гурман путешествий

Несмотря на то, что я был в 40 странах мира, я считаю себя любителем. Я встречал более профессиональных путешественников. Один парень в 1987 году уехал из своей страны и путешествует до сих пор. Причем он работает в странах, учится, живет там. У него два гражданства, и он знает, как найти работу в большинстве стран мира.

Для меня путешествие — это образование. Ты приезжаешь в страну, ты учишься новым культурным обычаям, языку, новому образу мыслей. Я не путешествую как турист, я путешествую как местный житель. Иногда я срываюсь за границу и даже не знаю, что я там буду делать и где я буду жить. Но я приезжаю, снимаю квартиру, езжу в транспорте, как люди. Через какое-то время местные жители начинают со мной здороваться, в гости звать, мы с ними вместе начинаем ездить по стране. Я живу как бы параллельной жизнью: в месте путешествия и в Пензе.

Человек задается вопросом, для чего он живет. Смысл в путешествиях, как и во всей жизни, — получить какое-то максимальное количество впечатлений и опыта, которые составляют сущность и цель человеческого бытия. И когда я могу получить в десять раз больше, то я выбираю в десять раз больше. Если бы я копил деньги, то я здесь купил бы большой дом, три машины, был бы важным пензенским дяденькой. Я бы важно ездил по Пензе, потом выезжал в Египет два раза в год или в Турцию, и это бы считалось моим смыслом жизни. Но это была бы одна жизнь, а так есть возможность получить разнообразный опыт. Быть хиппи в Индии, заниматься йогой в Гималаях, работать яппи в Канаде, быть растафари на Ямайке — все это можно делать одновременно.

Комфортная Англия и духовная Азия

С точки зрения общения между людьми мне комфортнее или Великобритания, или Канада, они мне ближе по менталитету. А с точки зрения ощущения здравого существования, в Азии оно меня посещает чаще, нежели в Европе. Европа — она рациональная, спокойная и, может быть, рафинированная в чем-то, но в понимании смысла жизни они далеко отстают от азиатов. Эти люди не знают, для чего они живут.

Дауншифтеры

Вопрос, сколько времени провести в путешествии, зависит от самой страны. Если ехать в Индию, то нужно минимум на месяц, а в Сингапуре хватит и трех дней, больше там делать нечего. Но многие избирают совершенно иной род путешествий, отказываются от всяческих благ и живут в чужих странах постоянно или переезжают с места на место. Вот в Канаде я был чистым дауншифтером. Я тусил с хиппи, денег у меня было немного, я и тратил немного. А в Индии я жил в центре йоги в Гималаях и вообще ничего практически не тратил. Я все время думаю стать настоящим дауншифтером и навсегда туда уехать. Но для меня это вопрос самореализации, насколько это будет полезно с точки зрения развития человека. Можно уехать на Гоа и жить там. В этом ничего сложного нет. Продал весь свой бизнес, положил деньги в банк — и на проценты живи. Но вопрос, чем там заниматься. Просто лежать на пляже целый день? Через какое-то время я буду думать, что же сделать, и все равно придется открывать бизнес.

Я мало встречаю полноценных путешественников из России, хотя в последнее время они все-таки стали появляться. Самые самостоятельные путешественники — это австралийцы, наверное, из числа которых я встречал. Вторые, наверное, японцы, потом североевропейцы. Причем среди них большое количество людей, которые отправляются в путешествия на очень долгие сроки. Причем они тратят все свои сбережения при этом. Для меня было удивительно, что человек уволился с работы, взял накопленные $30 000 и решил, что не вернется обратно, пока не истратит все до копейки. У них нет такой возможности, как у нас, открыть бизнес и путешествовать, у них жесткая конкуренция. Если открыть фирму, то года три надо работать не покладая рук, чтобы поставить свой бизнес на ноги, и то вероятность, что бизнес выживет, всего 10%. Россия в этом смысле другая страна. Если ты здесь что-то реально умеешь делать, ты будешь нормально себя чувствовать с точки зрения бизнеса.

Глобализация

Какие-то страны, которые были раньше очень колоритными в каком-то этническом стиле, сейчас становятся глобальными. Таиланд раньше был очень экзотической страной, а сейчас это наезженный туристический маршрут и город потерял свою колоритность. Испания раньше была абсолютно уникальной страной, в ней чувствовалось мавританское наследие, сейчас же Испания европеизировалась. Смешение культур наиболее заметно в странах, где были резкие перемены, например: Япония, Корея, Сингапур, особенно в их мегаполисах.

Но есть несколько вещей, которые не дадут смешаться европейцам и азиатам. Это различия в религиозном и духовном смысле. Я думаю, все заметили, что если китайцы приезжают в другую страну, они не ассимилируются, они строят маленький Китай внутри, чайна-таун. Потому что они считают себя в религиозном и философском плане выше европейцев, для азиатов вся европейская философия вторична. А европейцы этого никогда не признают. Сами европейцы не готовы рассматривать азиатов наравне с собой, они считают себя более рациональными. Поэтому они никогда не сольются.

Вегетарианство

Я не считаю себя гурманом в еде, я приезжаю в Индонезию и ем там за один доллар. Я в Пензе больше трачу за один обед в любом заведении, чем на Бали за две недели. Я не знаю, как там быть гурманом. К тому же я вегетарианец. Меня больше интересует экологически чистая еда, какие продукты использовались при ее изготовлении. Проще всего в этом смысле мне жить в Индии, в горах, там однозначно нет никаких пестицидов и они там все вегетарианцы. Я как то прочитал, что вегетарианство — это хорошо, и поверил. Это какой-то знак судьбы был. Я почувствовал, что это мое. Но при этом я иногда могу позволить себе съесть курицу или морепродукты, я обожаю суши и ничего не могу с этим поделать.

Вкус жизни

Многие думают, что многочисленные путешествия притупляют чувства и ощущения, но я с этим не согласен, мне кажется, когда ты видишь много визуальностей в совокупности, — это и есть вкус жизни, именно приключения приносят остроту жизни. Ведь важно, когда человек счастливый на самом деле. Когда человек, как я например, точно знает, что есть судьба и что он этой судьбе следует. И когда ты знаешь, что извлекаешь из жизни максимальный опыт, то это приносит чувство удовлетворения.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru