Рубрики > История жизни > Жизнь-забавный подарок. История Галины Репной
История жизни

Жизнь-забавный подарок. История Галины Репной

Автор рубрики: Анна Выборнова
Фотограф: Сергей Борисов
Место: Пензенский областной драматический театр имени А.В. Луначарского

Третий звонок прозвенел, публика расселась по своим местам, свет приглушен, остались считанные секунды до того, как на сцене актеры театра проживут очередную историю на глазах любимых зрителей. Артист за всю свою жизнь примеряет немало масок, образов и ролей, сохранить границу между собой настоящим и собой выдуманным — задача нелегкая. Во время нашей встречи с заслуженной артисткой России Репной Галиной Евгеньевной она рассказала о том, как не перейти эту границу и остаться верным самому себе. Об этом наша новая история жизни.

«…жизнь — забавный подарок. Поначалу этот подарок переоценивают: думают, что им вручили вечную жизнь. После ее недооценивают, находят никудышной, слишком короткой, почти готовы бросить ее. И, наконец, сознают, что это был не подарок — жизнью просто дали попользоваться. И тогда ее пытаются ценить…» — эти строки я произношу каждый раз выходя на сцену в моноспектакле «Оскар и Розовая Дама», каждый раз после своей игры я надеюсь, что сегодня в душе еще одного зрителя что-то переключилось и зажглось. Для актеров лучшая награда — знать, что после спектакля зритель сумел отыскать ответы на свои вопросы, изменил свою жизнь: перестал ругаться с любимым человеком, кричать на детей, завязал с алкогольной зависимостью и многое другое. Ведь удивительная сила искусства заключается в том, что оно способно изменить судьбу человека, и мы, актеры, — проводники этой силы. Когда-то искусство кардинально изменило и мою жизнь…

Детская пора

Детство — самое безоблачное время, когда взрослые решают за тебя все трудные вопросы, мама, папа, учителя берут на себя ответственность за твою жизнь, даруя тебе уникальный подарок — беззаботно наслаждаться ускользающими мгновениями. Несмотря на то, что детство было голодным, я вспоминаю его с теплой грустью и улыбкой. Я родилась в многодетной семье, в послевоенное время, это была не самая легкая, но счастливая пора. Люди жили впроголодь, но были счастливы, что СССР удалось победить в той страшной, кровопролитной войне. Нас в семье у родителей было четверо, мама позже рассказывала, что удивлялась, как мы находили себе пропитание. Утром родители уходили на работу, и мы были предоставлены сами себе. Гуляя по полям, лугам, лесу, мы собирали ягоду, медвежьи ушки, ели калачики из травы и солодку. То, что сегодня считается деликатесом, добавляется в разнообразные чаи, было тогда нашим рационом. Но в то время все так жили, поэтому мы никогда не завидовали и не отчаивались. По праздникам мама покупала повидло или маргарин, о сливочном масле и речи идти не могло, потому что зарплата у родителей была всего лишь 10 рублей.
Я родилась в городе Кропоткин Краснодарского края, потом родители перебрались на хутор, где особых мест развлечения не было, и люди занимались художественной самодеятельностью. В школе учительница начальных классов старалась проводить различные мероприятия и концерты, чтобы мы смогли проявить себя. Когда я училась в младших классах, то ходила петь в хор. Однажды мы разучивали для очередного концерта песню о комаре, учительница доверила мне спеть целый куплет, я постаралась и исполнила это очень громко, после выступления все меня похвалили. А к новогодней елке мама сшила мне платье из марли и тюбетейку с гусиными перьями, а я подготовила татарский танец. Все взрослые удивлялись, откуда маленькая девочка, ни разу не покидавшая Краснодарский край, знала танцевальные движения этого народа. Этот танец сразу полюбился зрителям, и я выступала на школьных вечерах с ним целых четыре года.

Мой отец занимался художественной самодеятельностью, он неплохо играл на различных музыкальных инструментах — на цимбалах, на мандолине, на гавайской гитаре, на бубне. Он с коллективом гастролировал по соседним хуторам, где они проводили музыкальные вечера. Когда я подросла, папа стал брать и меня с собой, чтобы я выступала со своим знаменитым танцем. Людям я нравилась, и про меня говорили: «Хороша, пацанка!»

Первые роли в народном театре

С родителями я жила до окончания восьмого класса, после чего меня отправили в ремесленное училище, где учились дети из неполных или бедных семей. Мы были полностью на попечительстве у государства, нас обували, одевали, кормили. У меня были ботинки и два платья — синее хлопчатобумажное и шерстяное парадное. Учась в училище, я вновь попала в кружок самодеятельности, где наш руководитель решил поставить с нами «Без вины виноватые», репетировали мы два года и выступили один раз перед самым выпуском. Я играла мещанку Арину Галчиху, и вновь после спектакля услышала приятные отзывы и похвалу от своих товарищей и учителей. За это мне выдали две порции манной каши в награду.

Там я проучилась два с половиной года. Получив профессию, требовалось отработать три года, чтобы оправдать затраты государства на мое обучение. Поэтому по распределению я попала на производственную практику в Кисловодск, где стала работать на стройке в бригаде взрослых мужчин и женщин, жить в общежитии. Это был бесценный опыт, за который я благодарна судьбе, несмотря на все сложности и трудности.

Однажды в наше общежитие приехал народный театр и показал «Дочь русского актера», одна актриса играла в этом спектакле три роли: девочку, цыганку и мальчика. Мне безумно понравилась ее игра с переодеваниями и перевоплощениями. На следующий день я отправилась в клуб строителей, где «народники» показывали свой спектакль. Режиссер, увидев меня, сказал: «А-а, это та самая девочка, которая громче всех хлопала вчера и смеялась!». И взял меня в свой театр.

Позже я сама стала играть в спектакле «Дочери русского актера», потом были «Девушка с веснушками», «Щит и меч», последний показывали по телевидению. Все время, которое я работала в Кисловодске, я играла в народном театре, за это мне даже платили деньги — два рубля за выход. Мы разъезжали по всем санаториям края — Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Минеральные воды, это стало большой практикой для моей будущей театральной жизни.

Навстречу мечте

Меня по жизни ведет Бог, направляя на нужный путь, указывая направления, ведя меня к людям, знакомства с которыми влияли на мою жизнь. В одном из санаториев, где мы выступали с народным театром, отдыхал режиссер Пензенского театра драмы Юфа. После выступления он подошел к нам, поманил меня в сторонку и спросил: «Хочешь стать настоящей артисткой? Приезжай в Ставрополь показываться нашему худсовету». Конечно, я и мечтать не смела о таком предложении, тут же взяла отгул и на следующий день рванула в Ставрополь, где проходили гастроли Пензенского театра.

Я надела свое парадное платье, туфель у меня не было, и на ногах были простые тапочки, наивная и юная я с распахнутыми от восторга глазами пришла на показ, где проходил отбор артистов. В то время, если в театре появлялась свободная вакансия, это объявлялось, и в режиме подобных просмотров шел набор и поиск нового артиста в актерский состав театра. В тот день в Ставрополе собралось много талантливых и способных парней и девушек, которые готовили отрывки, сцены, стихотворения. У меня за плечами не было никакой теории, не имея представления о правилах актерской игры, о каких-то хитростях и приемах, я всегда играла по наитию.
Когда очередь дошла до меня, Юфа попросил меня прочитать стихотворение, но я не подготовила ничего и не знала ни одного произведения наизусть. Спасло меня то, что буквально на днях я видела фильм «Поднятая целина», где мне очень понравился отрывок, в котром Варюха-горюха говорила своему возлюбленному: «Ты такой-сякой, щербатый, ненаглядненький мой». Это я и стала читать на просмотре, заливаясь настоящими горючими слезами. Режиссер Юфа тогда рассмеялся и сказал: «Ты, милочка, характерная актриса!». Тогда я и не поняла, что это такое, но в театр меня взяли на должность реквизитора. После просмотра директор театра подошел и сказал мне, что сначала я поработаю реквизитором, а параллельно буду репетировать роль, если справлюсь — то меня зачислят в труппу, а если нет — то поеду назад в свой Кисловодск. Одним словом, он дал мне шанс, и все было в моих руках.

Я ухватилась за эту возможность, несмотря на то, что на моей работе возник скандал, потому что на тот момент я не отработала обязательные три года после ремесленного училища, но я пренебрегла этим и уехала без необходимых документов в Пензу.

Анютка из «Власти тьмы»

Когда я приехала в Пензу, то первый месяц жила в «Доме колхозника». Это был номер на 10 мест, где меня поселили на одну из кроватей. Каждый день я ходила в театр на работу, выполняя обязанности реквизитора и разучивая роль Анютки в спектакле «Власть тьмы». Честно говоря, я не видела особой разницы между своей ролью и должностью реквизитора, потому что по сценарию Анютка должна была выносить сено на сцену, а перед этим я тащила это сено для спектакля. Кроме меня, эту роль репетировала выпускница какого-то театрального училища, а я без образования впитывала в себя всю театральную жизнь, как губка, учась у маститых актеров — Лозицкой, Кирсанова, Накашидзе. Я знала все спектакли наизусть, которые тогда ставились на сцене Пензенского театра. В итоге на премьерный показ играть назначили меня, после спектакля Юфа, обняв меня, сказал: «Я тебя породил, я тебя… здесь и оставлю». Так я вошла во вспомогательный состав пензенского театра. Именно с этой роли и началась моя карьера, потому что в тот вечер, после игры на одной сцене с настоящими профессионалами, у меня появилась надежда, что я смогу стать настоящей артисткой.

Актерская школа

Позже в Пензу приехал режиссер Давыдов Виктор Александрович, который организовал студию при театре, в ней задним числом я осваивала какие-то начальные азы творчества. И после во всех студиях, которые только возникали в театре, я прилежно «образовывалась». Но, конечно, моя самая главная учеба, как и у любого актера, проходила за кулисами. Я приходила на спектакли и училась, глядя на игру Лозицкой, училась смеяться, плакать, говорить, страдать, любить, копируя тот или иной жест, ведь все женщины — это обезьянки, которые перенимают друг у друга понравившиеся повадки. Видеть, как работает на сцене Каплан, Тамбулатова, Кирсанов — это потрясающие университеты.

Я и сейчас не перестаю учиться у талантливых режиссеров и актеров.

Период застоя

На протяжении двух лет я работала, играя во вспомогательном составе, потом меня взяли в основной состав с окладом 60 рублей. В то время надо было очень постараться, чтобы тебе прибавили жалование. И лишь раз в год его могли повысить за особые заслуги на 5 рублей, был период, когда я длительное время получала 80 рублей.

Дело в том, что я выглядела моложе своих лет. Время шло, я взрослела и, конечно же, мне хотелось сыграть что-то стоящее, серьезное, драматичное. Хотелось получить роль женщины с тяжелой судьбой, со страданиями, переживаниями и терзаниями. А мне доставались или смешные девчонки, или даже роль ребят. Меня успокаивали, говоря, что все еще впереди. Рейнгольд сказал мне тогда: «Ксана, потерпи, все у тебя впереди. Ты выросла из ролей девочек, но ты еще не выглядишь взрослой женщиной». Это были годы актерского простоя, я играла лишь в эпизодах. Уже сегодня я понимаю, что все радости и горести, обманы и разочарования, любовь и измены, дружба и предательство — все, что случается в нашей жизни, идет в копилку актрисы. И, когда я стала матерью, очень многое поменялось в моей жизни и театре, появился опыт, появилась боль. Мне стали доверять серьезные, большие роли, и начался мой профессиональный подъем.

Внутренние страхи и тревоги

В жизни каждого человека есть место для взлетов и падений. Еще до рождения сына я переживала непростой период, когда мне хотелось уйти из театра. Как я уже сказала, был период, когда мне не хватало актерского багажа для того, чтобы играть сильные и ответственные роли. Но все-таки руководство театра решило мне доверить роль Полли Пичем в спектакле «Трехгрошовая опера». Я работала в паре с директором нашего театра, где по сюжету мне надо было с ним целоваться, говорить неприятные слова и даже гадости. Из-за своей юности, неопытности и какого-то внутреннего страха я провалила роль. Мне не удалось пересилить себя и отвлечься от того, что передо мной не уважаемый мною человек, заслуженный артист, а герой пьесы Бертольта Брехта Макхит по кличке Мэкки-Нож, и что я не Галина Репная, а Полли Пичем.

После этого провала я испугалась, меня стал преследовать страх, что я разучилась играть, что больше не смогу создать ничего стоящего на сцене. Тогда мне казалось, что есть возможность успеть выучиться на врача, эта профессия мне нравилась и была интересна. Но спасибо тем людям, которые остановили меня, сказали верные и нужные слова, благодаря которым я справилась и осталась в театре.

Моя копилка ролей

Я никогда не считала, сколько ролей мной было сыграно, но несколько лет назад у меня был бенефис, на котором мои коллеги поздравляли меня, желая сил и дальнейшего процветания. В этом ярком и красочном капустнике ребята подсчитали, что мной было сыграно 260 ролей, столько в театре не сыграл никто. А архивариус нашего театра преподнес мне необычный и дорогой сердцу подарок — альбом, в который вклеены программки со всех сыгранных мной спектаклей. Когда я смотрела его, то искренне удивлялась, сколько образов пропустила через себя.

Анютка, Лиза Бричкина, Пеппи Длинный чулок, леди Агата Карлайл, Лиза Сухарько, Полли Пичем, госпожа Простакова, девушка Снегурочка, Агеева Мария Сергеевна, госпожа Вальтер, Ариадна Кларенс, Голда, Арина Петровна Головлева — эти и многие другие роли по-своему оставили след в моей душе.

В начале творческого пути я была неопытной и глупой, потому что не понимала, как играть сумасшедшую и сохранить здравый ум. Как удается плакать на сцене, а после выступления улыбаться, словно ничего и не было десять минут назад. Я не умела отходить от ролей, но, став профессионалом, я смогла преодолеть этот эмоциональный барьер. В спектакле «Поминальная молитва» Голда умирает на сцене. Тяжелый монолог, серьезный психологический момент, после таких монологов с твоим сердцем происходит что-то непонятное, что-то страшное. После этого я должна в темноте убежать со сцены, меня обычно ловят за кулисами, если меня забыли встретить, то в темноте я могу налететь на какой-нибудь софит и разбить себе ногу или нос. Я ухожу со сцены в темноту, и за кулисами меня обычно ловят. И как-то раз после очередного спектакля я сказала себе: «Репная, так нельзя! Так ты долго не протянешь, ты нужна своей семье!»
Сегодня я стараюсь оставлять все образы своих героинь на сцене, а за кулисами становиться обыкновенной женщиной, матерью, бабушкой, которую ждут дома на ужин любимые люди. Конечно, это дается нелегко, потому что я живой человек, а не кукла с заводным ключом.

Театр и я

Театр — это место, где происходит живое общение артиста со зрителем. Уже почти на протяжении века на сцене играется Чехов, каждый в своей жизни хотя бы раз слышал, видел, читал «Чайку», «Вишневый сад», но тем не менее люди все равно приходят в театр. Не только чтобы увидеть сюжет, а чтобы почувствовать живое общение с актерами, которые исполняют роли, зрителю интересно узнать, как поставит режиссер уже известную пьесу. Одинаковых спектаклей не бывает: сегодня ты сыграл с одним настроением, а завтра в той же роли чувствуются другие нотки.

Актеры интересны на сцене, когда в них есть глубокая содержательная жизнь, когда есть о чем рассказать своему зрителю. Именно поэтому важно в жизни сыграть ту роль, сыграть в том спектакле, в котором у тебя будет возможность поделиться всем свои опытом, мудростью, богатством внутреннего мира со зрителем.

Мне повезло, сегодня я играю в моноспектакле «Оскар и Розовая Дама», этот спектакль очень дорог мне, потому что каждая фраза пронизана глубокой философией, каждая строчка — это афоризм. Тема этого моноспекталя очень серьезная, не часто в жизни актрисы случается такая пьеса. В спектакле два главных действующих лица: мальчик Оскар, который неизлечимо болен, и Розовая Дама, одна из тех сиделок, одетых в розовую одежду, которые ухаживают за больными детьми. Розовая Дама, или, как Оскар ее называет, Бабушка Роза, предлагает мальчику игру: каждый день он как бы проживает 10 лет жизни. И за 12 дней, оставшихся до смерти мальчика, проходит вся жизнь: детство, юность, женитьба, старость, смерть. И еще, по совету бабушки Розы, Оскар обращается к Богу, он пишет Ему письма. Чтобы удержать внимание зрителя на протяжении двух часов, надо сыграть так, чтобы зритель поверил, а, покинув зал, возвращался и возвращался мысленно к Оскару, Бабушке Розе и гениальному тексту Эрика-Эммануэля Шмитта.

Сила искусства

Я люблю театр за то, что здесь зритель иногда может найти ответы на свои трудноразрешимые вопросы. Ведь театр как увеличительное стекло жизни, только на зеркале сцены.

У меня в практике была такая история, когда я играла учительницу, которая никак не могла встретить свою любовь и выйти замуж. По сюжету ее берет замуж мужчина, которому интересна не она сама, а ее богатое материальное положение. Но в итоге все разрешается счастливо, моя героиня встречает человека, полюбившего ее искренне, всем сердцем. После этого спектакля я получила немало писем от женщин нашего города, они писали, что после того, как увидели мою героиню, многое поняли в своей жизни. В этом и заключается сила искусства, что после спектакля человек сумел отыскать ответы на свои вопросы, изменил свою жизнь.

Мой зритель

Когда ты чувствуешь любовь и уважение зрителей, то играется и дышится на сцене легче, свободнее. Зритель за последнее время изменился, стал более чуток к актерской игре, относясь с уважением и интересом к действию, происходящему на его глазах. Раньше случалось и такое, что в зале во время серьезных и драматических сцен раздавался смех. По средам по абонементам к нам приходили учащиеся ПТУ, они бросали номерки, катали на задних рядах пустые бутылки по паркету. Это неуважение к искусству, к актерам, к театру трогало до слез. Для них поход в театр был подобен каторге, без желания и удовольствия они высиживали положенное время и с радостью покидали зал. Сегодня зритель стал другой, люди осознанно выбирают тот или иной спектакль, на котором могут отдохнуть душой. Это не может не радовать.

Жизнь по совести

Всю свою жизнь я стараюсь жить по совести. Каждое утро я просыпаюсь с мыслью «поступай так, как хочешь, чтобы поступили с тобой». Если мы все будем жить по такому принципу, то каждый вечер будем спокойно засыпать, без угрызений совести. Каждый человек может ошибиться, главное — осознать это и исправиться.

Меня часто спрашивают о моих планах на будущее. Я не загадываю, потому что мы предполагаем, а Бог располагает. Мне хочется сыграть все роли, которые я задумала, хочется занять на фестивале, на который я отправляюсь с моноспектаклем «Оскар и Розовая Дама», призовое место и… мне хочется быть нужной театру и свой семье. Быть нужной, быть востребованной, быть любимой.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru