Рубрики > Колумнистика > Марина Михайлова: Осторожно: аморально!
Колумнистика

Марина Михайлова: Осторожно: аморально!

Шесть лет назад, когда «Театр на обочине» только начинал свою работу и возвращал в Пензу традицию прилюдного чтения современных пьес, которые в нашем варианте называются «сценическими импровизациями», так как уходят далеко за рамки обычного чтения, самым распространенным вопросом зрителей после обсуждения был «В чем же мораль этой пьесы?». Именно в такой формулировке. Не в чем смысл, не где суть, а в чем мораль?

Обычно на таком вопросе я всегда вспоминаю Софокла и искренне радуюсь, что «Царь Эдип» не был прочитан впервые у нас в театре, хотя узнать личное мнение великого драматурга о морали в его пьесе было бы весьма интересно. Также передо мной сразу встают финальные сцены из спектакля «Мой белый мерседес» Марка Вайля, поставленного по пьесе одного из самых эпатажных современных драматургов – Алексея Шипенко. По лестнице, идущей до самого неба, ползет голый человек, чтобы свести счеты с собой, с самой жизнью и, возможно, с Богом. Висящая на лестнице голая фигура мертвого героя, навсегда запечатленная в моей памяти, была и остается для меня вне моральных категорий. Периодически доводится спрашивать зрителей, не кажется ли им, что актерское искусство, в котором человек притворяется не собой, изначально аморально, то есть стоит вне законов нравственности именно для того, чтобы законы эти вскрывать и явственно зеркалить?

Вопрос о морали наводит на размышления о восприятии зрителями театра как школы жизни. Есть в этом понимании свои, десятилетиями взращиваемые пограничные зоны, например, желание построения почти «марвеловского» бинарного мира добра и зла. Обычно это сопровождается также требованием абсолютной бесполости персонажей, в связи с чем разговоры о сексе и гендерной принадлежности должны быть категорически исключены. Ибо жанр не позволяет. Особенно когда речь идет о классике. Раневская, к примеру, не есть женщина, она – символ уходящей эпохи. К счастью, великий Чехов так и не предложил нам разгадки, в какой стан ее расположить: добра или все-таки зла. И слава Богу!

Все же театр был и остается школой жизни. Но совершенно в ином смысле. Вне морали. В лучших своих проявлениях он не отражает жизнь, не является ее зеркалом. Театр не должен защищать одних и обвинять других. Он не призван расставлять акценты важности на том или ином аспекте жизни. Задача театра – создавать новую реальность, в которой вы, дорогой зритель, можете увидеть себя, как на фотографии или видеопленке. Увидеть и ужаснуться или обрадоваться. Поэтому хороший театр неудобен. Зрителю в первую очередь, ведь правда бывает неудобоваримой, она никогда не к месту. Она грузит и заставляет думать, а может, и страдать.
В общем – никакого удовольствия. Но если мы позволим себе нырнуть в эту историю, то получим шанс извлечь настоящие уроки мужества, терпения и любви к себе и миру.

В книге отзывов «Театра на обочине» есть запись одной из зрительниц спектакля «Корабль дураков» по средневековому автору Себастьяну Бранту. Она пишет: «Значит, я тоже фальшивая?». Эта запись является для всех артистов театра знаковой, хрестоматийной и попросту очень важной. Потому что именно для таких вопросов мы и работаем.

#иллюстратор_саша_новикова

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru