Рубрики > Круглый стол > Горячие, зимние, наши
Круглый стол

Горячие, зимние, наши

Участницы круглого стола:
Марина Тарасова, генеральный директор «Центра инноваций социальной сферы», организатор событий и праздников, продюсер
Наталья Баринова, совладелица салона красоты «Локон»
Наталья Елисеева, шеф-редактор сайта ГТРК «Пенза»

Интервью проводили:
Екатерина Рылина и Элеонора Куликова
Фотограф: Сергей Борисов
Место съемки: ресторан «Бочка»

Чем стали для россиян XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи: национальной идеей или безумной тратой денег впустую?..

Екатерина: Вот и завершились XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи. Праздник, которого так долго все мы ждали и который смог поднять планку проведения такого мероприятия на недосягаемый уровень. Как, на ваш взгляд, прошла подготовка к этому событию в нашем городе, а именно организация и проведение эстафеты Олимпийского огня?

Марина Тарасова: У меня это вызвало исключительно положительные эмоции, потому что я сама была участницей эстафеты. Более того, я была по-настоящему счастлива, когда получила подтверждение участия в эстафете от спорткомитета Сочи-2014.
Любой житель Пензенской области мог принять участие в эстафете Олимпийского огня. Для этого ему нужно было заполнить анкету на сайте и написать небольшое эссе на тему «Почему ты считаешь, что достоин нести огонь?». Я написала, что я живу в России, люблю свою Родину и описала круг тех событий в Пензе, в которых участвовала.

Быть факелоносцем для меня − очень почетная миссия. Когда я несла факел, меня переполняли радость, счастье и гордость. Здорово ощущать поддержку всех людей, стоявших на этапе, их искренний интерес. Уверена, что еще долго буду вспоминать эстафету – настолько для меня она была важна и значима.

Наталья Баринова: Я лично не знала об анкете. Возможно, тоже приняла бы участие, но, как мне кажется, пензенцы не очень хорошо были проинформированы.

Марина Тарасова: Анкеты разместили на сайте Олимпиады за полгода. Изначально факелоносцев должно было быть всего 160. Поэтому, когда многие решили участвовать, было уже поздно. Потом число увеличилось до 205, так как пензенский этап был расширен Комитетом Сочи-2014, и людей пришлось брать из резерва.

Дорожный коллапс, который возник в городе в день эстафеты, мы обсуждали на планерках Эстафеты. Лично я считаю, что один раз можно было потерпеть – такие события случаются в нашем городе не часто.

С факелоносцами в автобусе ехал волонтер, который был удивлен, что факел в Пензе встречали столько людей. Во многих других городах такого не наблюдалось. Я считаю, что правительство области и администрация города подарили нам праздник. Конечно, это все сложно, это – политика. Но как еще относиться к Олимпиаде и Эстафете? Надо гордиться, что мы причастны к великому событию.

Наталья Елисеева: Я не была участником эстафеты, но, как журналист, освещала ее. На вокзале, когда привезли факел, было очень много молодежи, и они все танцевали. Благодаря патриотической музыке, мы, журналисты, тоже начинали танцевать, ноги сами шли в пляс. И получился такой импровизированный флеш-моб. На самом деле, весь этот антураж действительно рождает чувство патриотизма. Это для меня был приятный душевный момент.

Еще одной «фишкой» эстафеты стало то, что в Пензу привезли еще и факел с Олимпиады 1980 года, и можно было подержать, сфотографироваться с ним. Это был такой мостик от одной до другой олимпиады. Мы отслеживали, как факел проходил все этапы в Пензе. В этот день был бешеный интерес к новостям об эстафете, посещаемость выросла в десятки раз, потому что, повторюсь, все хотели быть причастны к этому спортивному празднику.

Марина Тарасова: Хочу заметить, что не все города были удостоены таким вниманием. Жители Пензы, встречая нас на этапе, задавали простые вопросы: «Где вы работаете?», «Каким видом спорта занимаемся?». Казалось бы, они – посторонние люди, но гордость за страну настолько глубоко прошла через наши мысли, душу и сердце, что мы почувствовали себя единым целым.

Наталья Елисеева: Мы собрались с журналистами вечером на олимпийской аллее, где на тройке лошадей провозили факел до «Дизель-арены». Наша коллега – Олеся Вишнякова – тоже несла факел в этот день, и по завершении эстафеты мы больше часа ждали, пока с ней фотографировались совершенно незнакомые люди. Даже для человека, которого каждый день видят на экранах телевизора, такое внимание было и лестно, и интересно, и непривычно.

Наталья Баринова: Мой день рождения совпал с таким знаменательным событием. Конечно, я испытала трудности, связанные с организацией моего дня рождения. Но я живу в центре и отмечала праздник тоже здесь, и мне это помогло. Мне было безумно приятно, что это был необычный день. Я даже статус поставила, что сегодня мой торт зажжется от олимпийского факела, хотя технически это было бы невозможно, но Марина передала мне эту потрясающую энергетику. Я подумала, что это − хороший знак.
Что касается самой Олимпиады, то могу сказать, что отношение к ней у меня двоякое. Здесь дело даже не в потраченных деньгах, это − суета, которая, может быть, не всем нужна. Сколько мы почитали в Интернете самых разных и противоречивых мнений на этот счет. Но с другой стороны, в этом объединении россиян есть положительный момент патриотизма.

Марина Тарасова: Олимпиада – событие, значимое для всех россиян. Поэтому происходящее на пункте сбора Эстафеты Олимпийского огня было похоже на объединение в большую семью. Получая после пробега дипломы участника эстафеты, мы все говорили о том, что энергия, которую мы вложили в 202 метра, это часть наших сил, предназначенная для победы России. Представьте, со мной бежали строители из Краснодара, им за 40 лет, они тоже заполняли заявки, чтобы нести факел, но смогли это сделать только в Пензе. Они нас заверили, что расскажут строителям-коллегам, с каким отношением бегут люди, чтобы передать им эту энергетику. С нами бежали и американка Элизабет, и люди из разных районов области: Городища, Кузнецка, Заречного и Алексей Сапыряев, инвалид-колясочник, Юрий Сараев, ветеран спорта, который в свои 77 вдохновляет на рекорды, – люди разных возрастов, профессий, социальных уровней. Всех объединил Олимпийский огонь.

Наталья Баринова: Но с другой стороны, Олимпиада – политическое шоу, Владимир Путин захотел за счет Олимпиады войти в учебник истории. Олимпиада – это в большей степени его личный пиар.

Марина Тарасова: А может – это вклад в развитие истории России? Ведь сначала страна попадает в историю, и только потом президент?

Наталья Баринова: Я смогу сказать за себя: я ратовала только за спортсменов, я болела за них всей душой, политические моменты я старалась игнорировать.

Элеонора: А что из увиденного на Олимпиаде вам запомнилось больше всего?

Марина Тарасова: Мне, если честно, – 23 февраля. Это такая жирная финальная точка, когда мужчины-спортсмены сделали за один день невозможное и завоевали для России финальные награды. В этот день я ощутила небывалый душевный подъем. Марафон 50 км – это королевская дистанция, путь не близкий и очень тяжелый, да еще и с таким грузом ответственности за страну.

Мне, как событийщику, интересно смотреть такие шоу, как были на открытии и закрытии Олимпиады. Я не понаслышке знаю, сколько сил потрачено на организацию такого масштабного события. Лариса Алексеева организовывала День города Пензы. Это гораздо меньший масштаб, но ей тоже было невероятно сложно организовать большое количество людей. Легко что-то критиковать, когда ты не знаешь изнутри всей кухни.

Меня порадовало, что мы не забыли тех спортсменов, которые по каким-то причинам не могут выступать за большой спорт. В торжественной ложе рядом с Президентом сидела бобслеистка Ирина Скворцова, в 2009 году она получила тяжелейшие травмы на соревнованиях в Германии. Вот это – нормальное человеческое отношение, нормальная человеческая поддержка. Весь наш тренерский состав тоже присутствовал на трибунах. Это правильно – быть внимательными к людям, которые создают победу для страны.

Если говорить про техническое оснащение - тоже все здорово. Здорово, начиная с символов Олимпиады – «живых» игрушек, и заканчивая общими картинками.

Мне очень понравилась идея с алфавитом. Конечно, логичнее было бы увидеть на букву «м» Менделеева, чем периодическую таблицу на букву «п». Но я считаю, что творчество лучше не обсуждать.

Наталья Баринова: Я хочу сказать в противовес Марине. Конечно, инсталляция потрясающая, но на мелочи невозможно не обращать внимание. Мне ужасно не понравилось музыкальное оснащение всей Олимпиады. Когда заиграла песня «Нас не догонят», я вообще была возмущена. Нам большой минус, что у нас не было никакой единой музыкальной концепции. Это даже не музыка, на мой взгляд. И сравнить Лондон с выступлениями мировых звезд. Безусловно, хоры и Анна Нетребко пели очень хорошо, но выйти нашей команде под эту песню, это, мягко выражаясь, ужасно. Я ждала чего-то другого. А закрытие я переживала спокойно, потому что Россия выиграла.

Наталья Елисеева: Мне не совсем была понятна концепция номера с 49 роялями. Помните тот момент, когда Денис Мацуев исполнял второй фортепианный концерт Рахманинова. Играл великолепно! А в это время к центральному инструменту начали «сползаться» другие рояли. Мне кажется, что это выглядело не совсем эстетично.

Марина Тарасова: Мне очень понравились хоры. Вообще меня берет такая гордость, когда смотришь на то, что мы делаем, что мы, россияне, такие талантливые, что у нас есть своя богатейшая история.

Наталья Елисеева: А мне понравилась идея с писателями, настолько масштабно, красочно и узнаваемо. Эффектно смотрелось шоу с вылетанием листов.

Марина Тарасова: Еще на Олимпиаде меня порадовала организация безопасности. Все службы сработали на отлично. И волонтеры тоже большие молодцы, у меня туда ездили студенты из ВТУЗа. Журналисты тоже сработали очень хорошо. Классный пресс-центр, классный тренажерный зал, кухня всех народов мира, а уж условия проживания какие прекрасные!

Наталья Елисеева: Болельщики, которые ездили на Олимпиаду из Пензы, присылали нам фотографии. В олимпийском Сочи придумано много красивых местечек – скамейка дружбы, огромный Мишка на склоне и другие – на их фоне можно сделать ценные кадры на память!

Екатерина: В ходе церемонии открытия Олимпиады в результате технических неполадок одно из колец − правое верхнее − осталось нераскрытым. В телеэфире, правда, картинку заменили на репетиционную, и зрители не заметили подвоха. Вокруг этого инцидента разгорелось много споров, что это было: обычная оплошность или укол в адрес Америки, ведь не раскрылось именно красное кольцо? Что вы думаете на этот счет?

Наталья Баринова: Мне кажется, что это случайность. Хотя очень подозрительно, что сразу за Олимпиадой следует такая ситуация на Украине. Майдан похож на спектакль с марионетками, а вдруг действительно в России уже знали?

Марина Тарасова: Об этом теперь можно только догадываться. Но майки с нераскрывшимся кольцом, которые стали самыми популярными среди гостей и болельщиков, смотрелись очень остроумно. Вот так: пусть все нас теперь боятся, у нас даже снежинки не раскрываются, когда мы захотим. (Смеется.)

Наталья Баринова: Ну для кого этот псевдо-пафос? Те, кому надо знать, как у нас обстоят дела, итак знают. К чему эта пыль в глаза?

Элеонора: На Олимпийских играх-2014 были свои герои и свои неудачники. Все видели триумфальное, невероятное выступление совсем юных фигуристок Юли Липницкой и Аделины Сотниковой и провал сборной по хоккею, состоящей из матерых звезд НХЛ. Как вы считаете, можно ли говорить о личном подвиге некоторых спортсменов, показавших фантастическую борьбу за пределом своих возможностей на фоне относительно слабого уровня подготовки сборной? Или наоборот, отдельные неудачи (командные или личные) на фоне общего подъема в российском спорте?

Марина Тарасова: В спорте все непредсказуемо. Олимпиада нам это доказала. Все готовятся, все тренируются, но кто-то справляется с волнением и делает все на отлично, а кто-то – нет. Вот вроде бы хоккей – это наше все, но в этот раз игры как таковой не было. А девочки-фигуристки обе молодцы.

Наталья Баринова: Согласна с Мариной, что нашим хоккеистам игра была не нужна, потому что у них уже есть деньги и слава, победа им в принципе ничего не дает.

Марина Тарасова: Может, это и грубо, но я считаю, если страна вложилась в Олимпиаду, будь добр – отработай эти деньги.

Екатерина: По поводу хоккеистов я считаю, что им не выгодно было выкладываться на Олимпийских играх. У них многомиллионные контракты, и им придется выплачивать громадную неустойку, если вдруг случится какая-нибудь травма. Проще – проиграть в Олимпийских играх.

Наталья Баринова: А что касается фигуристок, то надежд больше возлагали на Липницкую, а Сотникова в итоге взяла золото. Но в общем, российская команда показала себя очень достойно, за исключением отдельных моментов.

Екатерина: Как вы считаете, была ли критика в адрес Евгения Плющенко обоснованной или излишне резкой? Стоило ли честно пойти до конца, отменив и коммерческие выступления? И стоило ли вообще выступать на Олимпийских играх, зная о серьезности нагрузок и потенциальных последствиях прошлых травм?

Марина Тарасова: Нашему спорткомитету надо было учитывать, что есть еще молодые спортсмены, которым нужна победа. Конечно, Плющенко – живая легенда, принес нашей стране золото, но он должен был предусмотреть такой момент, что не сможет продолжать выступление.

Наталья Елисеева: Дело в том, что Евгений Плющенко на чемпионате России в 2013 году уступил первенство молодому фигуристу – 18-летнему Максиму Ковтуну и занял только второе место. Однако тренерский совет сборной России рекомендовал федерации фигурного катания отправить именно Евгения Плющенко как более опытного спортсмена.

Наталья Баринова: А вы думаете, почему, когда выступала Ирина Слуцкая, фигуристок из Америки было две ли три, а у нас – одна? По этой самой причине, не набрали необходимых баллов.

Марина Тарасова: Вообще я уважительно отношусь к возрасту. Бьерндален – это живая легенда биатлона, наш Зубов в 39 лет тоже остается в спорте.

Наталья Елисеева: А что касается выступлений Плющенко после Олимпиады, уже объявили, что в Пензу Плющенко не приедет, приедет только его шоу, поэтому многие сдают билеты.

Наталья Баринова: Да, а в прессе было сказано, что в зарубежном турне он примет участие.

Марина Тарасова: Но это спорный момент. Если рассматривать эту ситуацию по-человечески, то подумайте сами: если у тебя что-то «хрустнуло», какие могут быть соревнования. Он же все-таки завоевал медаль для нашей страны, свой вклад внес.

Элеонора: Кореец Виктор Ан заработал для российской сборной 2 золотых медали, американец Виктор Уайлд одну, тренеры по многим дисциплинам – иностранцы. Как по-вашему, такое засилье легионеров в «национальной» сборной − это нормально или это говорит о неспособности побеждать исключительно своими силами?

Наталья Баринова: Это, скорее всего, коммерческий момент, когда за нашу страну выступают иностранцы. Их желание продиктовано чем: они либо не были востребованы в своей стране, либо это заведомый ход нашего спорткомитета пригласить их выступать за нас.

Марина Тарасова: Виктор Уайлд – муж нашей спортсменки. Я не думаю, что она настаивала – Виктор сам принял решение выступать за Россию. Теперь ей все говорят, какая ты же молодец, русская красавица, переманила к нам чемпиона.
Виктору Ану отказали в лечении в Корее, а Россия его приняла. Эта победа похожа на благодарность: спасибо за то, что вы в меня поверили.

Элеонора: Ни для кого не секрет, что к подготовке Олимпиады в Сочи Россия подошла с широким размахом и смелыми заявлениями о своем желании продемонстрировать свои возможности. Затраты на подготовку Олимпиады в Сочи превысили расходы на все предыдущие Олимпиады и плановую сумму в 5 раз и составили 1,5 трлн. рублей. Как вы считаете, насколько цель оправдала средства и оправдает ли в будущем? И насколько уместны такие траты, на ваш взгляд, при невысоком уровне жизни россиян? Скажите, вы бы поехали в Сочи кататься на горных лыжах и купаться в море, зная, что при должном уровне сервиса цена вопроса сопоставима с заграничными курортами?

Марина Тарасова: Это невозможно спрогнозировать. На Красной Поляне сейчас много привозного искусственного снега – во сколько обойдется России содержание этого курорта?

Наталья Баринова: Да, там бесспорно глубокий минус. Цель всего мероприятия – создать псевдо-пафос, а что будет дальше, никому не интересно и не важно. У руководства была идея – провести отдельные этапы в разных городах, но когда посчитали, что это еще дороже, нежели привезти турецкий снег, решили ограничиться одним местом.

Марина Тарасова: Некоторые считают, что лучше бы в каждом городе построили по новому спортивному комплексу, чем потратили деньги на Олимпиаду. Я не согласна – такие мероприятия бывают в нашей стране не часто. Насколько Олимпиада вдохновила юных спортсменов, как сплотила нашу страну! Что касается меня, с удовольствием бы поехала покататься на лыжах на Красную Поляну.
Считаю, что к спортсменам наше правительство отнеслось с большим уважением. Шикарные иномарки, которые подарили призерам, истинное тому подтверждение.

Екатерина: Выступление на Олимпийских играх за честь страны и нации − большая ответственность, ведь не каждому дано побороться за престиж страны с лучшими из лучших. Казалось бы, мотивация должна зашкаливать. Но, тем не менее, для большей мотивации государство пообещало золотым медалистам бонус в виде 112 тысяч долларов (и это не считая региональных выплат). А между тем, в Германии это 34 тысячи долларов, в США 25, в Канаде 17,5, а чемпионы из Норвегии вообще не получат денег. Стоило ли так баловать наших призеров за бюджетный счет и способны ли они побеждать без таких «пряников»? Может, лучше было бы сказать «Если вы побеждаете на Олимпиаде, то за каждую золотую медаль мы перечисляем 112 тысяч долларов на лечение тяжелобольных детей»?

Марина Тарасова: Ну, во-первых, наши спортсмены – далеко не богачи. Они готовились, тренировались, защитили честь страны и поэтому достойны вознаграждения. Во-вторых, уверена, что внутри каждого есть чувство милосердия, сострадания, и те спортсмены, кто посчитает это нужным, обязательно помогут другим.

Наталья Баринова: Ну, ведь есть те, кто уже пожертвовал свой автомобиль на благотворительность, например, фигуристка Екатерина Боброва.

Элеонора: 7 марта в Сочи стартуют Паралимпийские зимние игры. Как вы относитесь к тому, что российская паралимпийская сборная, состоящая из людей с сильно ограниченными возможностями, традиционно выступает гораздо сильнее олимпийской сборной, а освещается это скромнее?

Наталья Баринова: Перед Олимпийскими играми в СМИ подробно рассказывали о разных видах спорта, например, чем отличается шорт-трек от конькобежного спорта. Перед паралимпийскими – практически ничего. Я даже не знаю, по какому принципу отбирают спортсменов для участия в паралимпийских играх. Каковы критерии? Мы абсолютно дезинформированы в этом плане.

Марина Тарасова: Согласна с Натальей. Как оценивать их участие: один без руки, а другой – без ног. Для них степень сложности в определенном виде спорта абсолютно разная.
Но ролики про наших паралимпийцев все-таки есть на телевидении, и это радует, ведь мы должны знать о всех наших героях.

Наталья Баринова: Да, и чтобы остальные дети с ограниченными возможностями видели, что другие могут, не закапывали свои таланты в землю. И их родители видели и верили с них.

Наталья Елисеева: Наш телеканал имеет право освещать паралимпийские игры, и мы будем это безусловно делать. К тому же в Играх принимают участие двое спортсменов, связанных с Пензой. Вот будет здорово, если команда хоккеистов-паралимпийцев возьмет медаль!

Наталья Баринова: Мне кажется, что многие не смотрят паралимпийские игры по причине того, что там много слез. Смотришь на участников с трепетом, жалостью, я очень эмоциональный человек, поэтому, может быть, не хочу лишний раз переживать, ведь в жизни и так много проблем. Ты просто не можешь болеть за паралимпийцев с азартом!

Марина Тарасова: Опять соглашусь. На спортсменов мы возлагаем надежды, и даже болеем с какой-то, может быть, агрессией. На паралимпийцев так смотреть не можешь, их все равно жалко.
Если бы было возможно пробежать эстафету огня за паралимпийцев, я бы пробежала за них, чтобы оставить им больше сил для самой Олимпиады.

Екатерина: У мишки на закрытии покатилась слеза. А вы плакали?

Наталья Баринова: Меня, если честно, больше трогает мишка 80-х годов. Конечно, может быть, просто это детские воспоминания, поэтому вызывают больше эмоций.
Видя, как маленькие девочки плачут, я думала, что когда-то для них это тоже будет самым приятным воспоминанием.

Наталья Елисеева: Меня, если честно, отвлекала высокотехнологичность этих фигур: думала в тот момент – как же это работает. У мишки очень живая мимика – открывался рот, моргали глаза. И вспоминаешь нашего советского резинового мишку – очаровательного, но малоподвижного.

Марина Тарасова: Было грустно от того, что закончилась Олимпиада.

Екатерина: Сколько бы денег ни было потрачено впустую, как бы ни болело сердце за дальнейшую судьбу страны, обывателям хочется быть причастными к главному спортивному событию года, болеть за любимых спортсменов и гордиться успехами страны. Давайте подведем итог всему вышесказанному и ответим на вопрос: «Чем же стали для россиян XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи?»

Наталья Баринова: Я хочу, чтобы тот тренд, заданный Олимпиадой, продолжился, спорт приобретал все большие обороты в нашей стране.

Наталья Елисеева: Я считаю, что главным итогом Олимпиады будет развитие детского спорта в России, это уже сказывается на всеобщем воодушевлении юных спортсменов.

Марина Тарасова: Мне кажется, самое важное, что происходит в такие моменты, это – единение российского народа, приобщение всех к истории. И думаю, каждый найдет в этих Олимпийских играх что-то свое, близкое и родное сердцу.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru