Рубрики > Лекторий > «Шоколад на крутом кипятке» Лауры Эскивель: притяжение «магического реализма»
Лекторий

«Шоколад на крутом кипятке» Лауры Эскивель: притяжение «магического реализма»

Анна Тимакова – доцент, кандидат филологических наук

Мое внимание к роману Эскивель привлекла фраза в одной из рецензий на него – «достойное продолжение традиций Маркеса». Привыкнув к издательским макретинговым ходам типа «величайший роман литературы последнего столетия» и прочим, я, как большинство современных читателей, отношусь к подобным «авансам» чаще скептически. Но художественный мир романа «Шоколад на крутом кипятке» с первых страниц не оставил сомнения – это действительно продолжение творческих традиций Маркеса.

Габриэль Гарсиа Маркес в мировую литературу вошел в середине
ХХ столетия романом «Сто лет одиночества», ознаменовавшим собой рождение ярчайшего признака латиноамериканской литературы – «магического реализма». Этот термин означает придание магическому статуса реального, соединение бытового и волшебного. От фантастики «магический реализм» отличается тем, что невероятное не нарушает общей картины реального. Если фантастика – это разрушение границ реальности, то «магический реализм» – их раздвижение.

Основа латиноамериканского «магического реализма» – устная культурная традиция с ее суеверным отношением к миру. Введение в ткань реалистического художественного произведения элементов мистики, фантастики в литературе «магического реализма» должно быть принято читателем как данность, а не исключительность. Согласившись на иной, непривычный реалистическому подходу вектор восприятия действительности, мы открываем яркую, объемную картину мира, воплотившуюся в романе Эскивель «Шоколад на крутом кипятке».

Известность мексиканской писательнице Лауре Эскивель (родилась в 1950 г.) принесло именно это произведение. «Шоколад на крутом кипятке» (1989 г.) рассказывает нам историю любви-страсти Педро и Титы. Тита – младшая из трех сестер, согласно семейной традиции обречена остаться незамужней, чтобы ухаживать за своей матерью до дня ее смерти. Внутреннее возмущение Титы жестоким обычаем с появлением Педро превращается в едва сдерживаемый бунт против матушки Елены, категорически отказавшей дочери в праве на создание семьи. Влюбленный Педро соглашается на брак со старшей сестрой Титы –Росаурой, чтобы быть ближе к своей возлюбленной. Однако внимание читателя удерживает не эта нехитрая сюжетная линия, а завораживающее воплощение в романе признаков «магического реализма».
Необычна композиция произведения: главы (их 12) носят названия месяцев и подчинены годовому циклу природы. События в романе занимают один год, но в это время рождаются и женятся дети, завязываются и разрушаются отношения, люди стареют и умирают. Как Маркес, словно телескопическую трубу, «сжал» историю Колумбии, заключив ее в сто лет существования городка Макондо, так Эскивель вместила историю жизни Титы в один год, нарушив границы реальности, но сохраняя логику периодов жизни.

Роман может быть прочитан и как книга кулинарных рецептов, поскольку подзаголовком каждой из глав служит название блюда и открываются главы списком необходимых продуктов и способом приготовления пищи. Кроме того, в тексте романа множество кулинарных советов, полезных кухонных подробностей и прочего. Это композиционный прием метафоризации жизни Титы, которая сама «готовит» свою жизнь, смешивая выбранные ею ингредиенты в единственно верное блюдо – любовь.
Одно из самых сильных впечатлений в романе производит именно включение в ткань повествования фантастических элементов как части привычного течения жизни. Так, Тита, убитая горем от предстоящей свадьбы Росауры и Педро, готовя глазурь для свадебного пирога, обронила в миску несколько слезинок, и «неуемная тоска овладела всеми присутствующими, едва они попробовали пирог». Педро поселяется в доме жены, под одной крышей с Титой, и всю силу страсти Тита вложила в блюда для общего семейного стола. Кулинария стала языком любви, потому нам не кажется странным, что Гертрудис, незамужняя сестра Титы, попробовав перепелок в лепестках роз, сбежала из дома «с распущенными, спадавшими до пояса волосами, излучающая негасимое сияние» любви и желания, словно бы впитав в себя наэлектризовавшуюся атмосферу дома. Сила любви Титы так велика, что у нее появляется молоко для кормления первенца Педро от Росауры.

Притчевый характер романа подтверждается и в его финале: пепел от дома Титы и Педро «способствовал тому, что земли эти стали самыми плодородными в округе». Маркес предупреждал о том, что индивидуализм ведет к одиночеству и гибели, Эскивель утверждает любовь главным законом бытия. Фантастика в их произведениях – лишь степень гротеска, «инструмент для обработки действительности» (Г. Г. Маркес).

Удивительный, богатый красками жизни на ранчо, пропитанный запахами тимьяна и ванили, воспевающий любовь как суть жизни, роман Эскивель – одна из вершин латиноамериканской литературы конца ХХ века, яркое воплощение традиций «магического реализма».

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru