Рубрики > Новая волна > Стреляем словом
Новая волна

Стреляем словом

Слова тоже могут быть оружием не только в устах политиков и дипломатов, но и в устах мастеров словесности и виртуозов поэтических форм. О жизни в мире литературы и поэтических дуэлях в Пензе рассказал их организатор и молодой прозаик Дмитрий Баранов.

SD: Буквально еще несколько десятилетий назад поэт, писатель был своеобразным рупором идей, воспринимался как некий духовный вождь и просветитель, на мнение которого ориентировались массы. Скажи, сейчас, по твоему мнению, слово поэта, писателя что-нибудь значит в современном мире или нет? Насколько оно весомо?

Дмитрий: С определенностью могу сказать, что оно стало гораздо менее весомо. Сомневаюсь, что поэты сегодня влияют на массы, разве что прозаики в какой-то степени на это еще способны. Из современных авторов могу выделить Захара Прилепина – возможно, он и воздействует на чьи-то умы, поскольку человек он известный и при этом ведет активную социальную деятельность.

Все дело в том, что сейчас появились другие источники информации, которые сильнее воздействуют на умы людей и формируют их мировоззрение, например, телевидение, Интернет, в частности, блогеры.

Сам я блог не веду, ибо все мои мысли находят реализацию в прозе – в этом плане я человек самодостаточный. Моя жизнь не настолько интересна, чтобы ежедневно вести блог. (Смеется.) А вымучивать и писать что-то через силу не вижу смысла.

SD: Почему ты выбрал для себя именно прозу? Или проза сама выбрала тебя?

Дмитрий: Наверное, проза сама меня выбрала. Я изначально не писатель, а читатель, любящий искусство, в частности прозу – она мне нравится больше, чем поэзия.

Это прозвучит несколько банально, но меня впечатлил Достоевский, после этого я действительно начал любить именно хорошую литературу − интеллектуальную прозу и русских классиков. И начал пробовать писать. Показал свои ранние вирши учительнице по литературе – она сказала, что все не настолько плохо. (Смеется.)

У нас в Пензе есть клуб прозаиков при литературном журнале «Сура», куда я и пришел со своими работами, и, признаюсь, там меня раскритиковали. Начал ходить, общаться, в итоге многие из этих людей стали моими друзьями, в частности редактор по прозе Татьяна Владимировна Кадникова. У нее получалось «пробивать» мне публикации в разных журналах: в пензенской «Суре», в московском «Мы», в самарской «Новой волне», в журнале «Литературная учеба» – одном из старейших журналов России. Сейчас пытаюсь опубликоваться в журнале «Волга».

Вообще в наше время все больше писателей и читателей стремятся уйти в Интернет. Вот и я постоянно сотрудничаю с петербургским интернет-журналом об искусстве и аутсайдерах «Стенограмма» – это питерский андеграунд, который мне всегда был близок по духу. Из него вышли Бродский, Сергей Довлатов, поэт Аронзон, который еще найдет своих читателей, почему-то его очень мало людей знают. Журнал «Стенограмма» ориентируется как раз на таких авторов. Это мои единомышленники. Журнал без материальной базы, без большой читательской аудитории, но при этом все как-то наивно искренне. Надеюсь, что это сотрудничество принесет свои плоды.

SD: Кто твой лучший критик? Показываешь ли ты то, что пишешь, своим близким?

Дмитрий: Если честно, не показываю. Как-то так сложилось, что близкие не воспринимают меня как автора, но, может быть, это и к лучшему. Я стараюсь не показывать интервью, которые у меня берут, не рассказывать о своей публичной жизни, своих маленьких успехах. Так проще жить и общаться с близкими, когда они воспринимают тебя просто как Диму, а не как человека с претензией на большой талант.

SD: В Москве за последние пять лет поэтические дуэли стали самым заметным событием литературной жизни столицы, присутствовал ли ты на них? Это они вдохновили тебя на создание нечто подобного в Пензе?

Дмитрий: Да, я знаком с людьми, которые проводят поэтические дуэли в Москве. Но примером для меня они никогда не служили, потому что там организаторы и участники прежде всего стремятся к массовой известности, я же далек от этого. Но это вовсе не означает, что я не хочу, чтобы меня читали и мои мероприятия посещало большое количество человек, просто это не главное в моем пантеоне ценностей, для меня важнее сам текст, а не преподнесение материала. Там же люди, на мой взгляд, стремятся хорошо преподнести, нежели хорошо написать. Мне неизвестно, признаются ли они в этом окружающим и себе, но это именно так.

SD: Сложно ли тебе было организовать пензенских авторов? И как они отнеслись к твоему начинанию?

Дмитрий: Со мной работают еще двое коллег, которые мне помогают организовать процесс, – Юля Буданова и Ирина Горбачева.

Что касается пензенских авторов, то мне без труда удается доносить им свою идею, и вот уже на протяжении двух лет у нас все гармонично складывается. (Улыбается.)

Как мне удалось всех организовать? Изначально я знал некоторых авторов, остальные узнали о новом проекте и пришли сами. Во втором сезоне практически никому не сообщал, основной пул участников нашел нас в Интернете, написал, некоторым даже пришлось отказать и выбрать лучших. В прошлом году было 8 участников, в этом году мы увеличили до 16. Со временем я пришел к такому выводу: чтобы людей заинтересовать в чем-то, привлечь их внимание, нужен элемент шоу. Мне это не нравится, конечно, но что тут поделать.

SD: В поэтической дуэли может участвовать любой желающий? Читают только свои стихи или стихи других авторов тоже?

Дмитрий: Ну, я надеюсь, что стихи любимых авторов они читают дома. (Улыбается.) Вообще все происходит следующим образом: сначала идет «визитка» – у человека есть 15–20 минут, чтобы прочитать свои стихи, потом – «домашнее задание». Я даю тему, на которую авторы пишут в течение недели. В завершение «импровизация» – ответ на стих какого-то известного маститого поэта. Я прочитываю этот стих, а они потом за 15 минут сочиняют аллюзию или ответ на него.

Хотя я сам прозаик, но выбрал поэтические, а не прозаические мероприятия, потому что стихи проще читать вслух, в Пензе больше добротных поэтов, чем прозаиков. Из хороших прозаиков Пензы могу назвать Никиту Давыдова, Сергея Кубрина, входившего в лонг-лист премии «Дебют». Прозу надо «внедрять» в массы при помощи каких-то литературных журналов, с которыми у нас в Пензе вообще беда.

SD: Как ты считаешь, что объединяет всех дуэлянтов, помимо любви к литературному творчеству?

Дмитрий: Я не ошибусь, если скажу, что не у всех участников есть любовь к поэзии. Любовь к своей поэзии и к поэзии вообще – это разные вещи. Я, признаюсь честно, не люблю поэзию в той мере, в которой должен любить ее поэт. У меня есть знакомые, которые разбираются в поэзии больше меня.

Наверное, у всех людей, которые выходят на сцену и делают что-то на публику, есть какая-то доля тщеславия, желание быть узнаваемыми. Каждый из участников отчасти самолюбив.

SD: Творчество – это такая субъективная вещь, которую, на мой взгляд, очень сложно оценить. По каким критериям вы определяете победителя на дуэли? И как ты сам оцениваешь уровень организации и проведения мероприятия в целом?

Дмитрий: Да, соглашусь, что творчество априори очень субъективная вещь. Хочется выразить благодарность жюри, которое очень ответственно подходит к судейству, не знаю, насколько профессионально, но все стремятся к объективности.

Все сидят с блокнотами и стараются записать свои впечатления от выступлений, потому что в конце они должны выбрать одного из двух участников и сказать, почему. Они, как правило, говорят какую-то критическую рацею по поводу происходящего, и у всех свои критерии. Мы не навязываем определенной системы, схемы оценки, иначе, по нашему мнению, жюри было бы не нужно.

Важно то, что мы не претендуем на мероприятие, которое определяет творческий уровень человека, мы делаем шоу, развлекаем зрителей – нужно быть честными в этом плане.

SD: На днях состоялся финал дуэли и победил только один. Из всех участников этого сезона ты мог бы выделить тех, чье творчество близко именно твоему мироощущению?

Дмитрий: Из всех участников мне близка Соня Амирова − по ощущению искусства. Мы сходимся с ней во многом, я считаю, что она понимает в поэзии больше, чем я. Соня училась в литературном институте, постоянно отслеживает то, что происходит в современной поэзии, может рассуждать, что есть поэзия, а что − нет. Она мне близка в таком критическом подходе.

Со всеми участниками как с людьми я в очень хороших отношениях, ко всем отношусь с очень большой признательностью, потому что мы делаем общее дело.

Лично мне очень нравятся тексты Анны Мартышиной. Когда-то очень давно я познакомился с текстами Марины Герасимовой, тогда они у меня вызвали восторг, я ее очень ценю, считаю, что она очень талантливый автор. Тексты Паши Сизова, который вылетел в первой же дуэли, мне тоже кажутся симпатичными. Те люди, которых я перечислил, они как раз не очень эффектно выступают, наверное, таким образом сохраняется какой-то баланс. Как правило, когда человек живет сосредоточенной внутренней духовной жизнью, он всегда находится в рефлексиях, и ему тяжело выходить на публику. Талантливые поэты зачастую интроверты. А если человек − экстраверт, то это редко сочетается с тем, что он еще и художник хороший.

У меня есть сценический опыт, поэтому я могу перебороть себя и выступить. Хотя когда-то было очень сложно выходить и выставлять себя на суд других людей.

SD: Сейчас у вас подходит к концу второй сезон. Планируете что-то менять в системе, как-то совершенствовать, будете ли проводить третий сезон?

Дмитрий: Участники указывают на некоторые недочеты, например в судействе. А я им отвечаю, что у нас в Пензе на самом деле очень мало людей, которых можно позвать судить литературу.

Когда мы начинали проводить поэтические дуэли, я смотрел на это как на просветительство, хотелось что-то поменять. А потом понял, что то ли люди не такие, то ли я что-то делаю не так, но в итоге стал рассматривать все это как развлечение, хорошее такое развлечение, но не несущее в себе глубокого духовного или интеллектуального смысла. Мы просто помогаем интеллигентным людям развлечься в преддверии выходных. Но появился и второй план поэтических дуэлей, для меня, думаю, как и для многих других участников, это стало своеобразной тусовкой, местом встреч с единомышленниками и друзьями.

SD: Как ты относишься к написанию книг на заказ? Представь такую ситуацию, что к тебе пришли с определенной задачей и нужно выполнить работу к сроку. Возьмешься ли? Можно ли подходить философски к коммерции в литературе? И реально ли вообще заработать писательским трудом?

Дмитрий: Подписываться под чем-то, с чем ты не согласен, − плохо, к такой коммерции я негативно отношусь. К тому, что писатель пишет хорошие книги и имеет возможность кушать, – очень даже позитивно. Некоторые писатели выпускают книги, и часть их дохода, возможно, связана с литературой, но они параллельно еще чем-то занимаются, работают редакторами, читают лекции, дают мастер-классы.

Таких, чтобы зарабатывали на жизнь сугубо литературой, я не знаю. Может быть, есть в России два или три таких человека, не больше.

Молодому автору вообще нереально заработать литературой, но заработать словом можно. Я, например, занимаюсь копирайтингом – пишу статьи о покере. Уже отлично разбираюсь в этой теме, могу осветить любой вопрос, она мне интересна.

SD: Что ты читаешь в настоящий момент?

Дмитрий: В настоящий момент я читаю «Маятник Фуко» Умберто Эко. Люблю книги европейских интеллектуалов ХХ века, например, Германа Гессе, Томаса Манна, из более поздних − Генри Миллера, Габриэля Гарсиа Маркеса. Люблю Набокова, Достоевского, как я уже говорил.

Заставляю себя знакомиться с современной прозой, но не могу сказать, что я много читаю того, что сейчас выходит. Из последнего, что прочитал, – «Дом, в котором…» Мариам Петросян.

SD: Есть отличные писатели, а есть гении. Где та тонкая грань, отличающая одного от другого? Нужно ли гению быть немного crazy и кого из современных писателей ты можешь отнести к этой категории?

Дмитрий: Мое отношение к литературе таково, что у меня нет градаций оценки, поэтому сравнивать авторов − это глупость. Молодых, может, еще можно, но не состоявшихся.

Я не могу оценивать авторов, потому что у меня есть только две оценки: состоялся и нет, без промежуточных степеней. Автора можно назвать состоявшимся, когда он создал литературную ценность, создал то, что может претендовать на звание искусства. Гениальный – это тот, который не только состоялся, но и привнес что-то свое, то, чего не было до него, новатор и изобретатель, который что-то перевернул, открыл.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru