Рубрики > Public-chat > Что изменилось в Пензе за 2016 год?
Public-chat

Что изменилось в Пензе за 2016 год?

Участники чата:

Евгений Малышев, заместитель главного редактора газеты «Улица Московская»

Ольга Денисенко, выпускающий редактор журнала SD

Михаил Васянин, генеральный директор фирмы по автоматизации отделов продаж на базе CRM-систем ООО «Ингруппа»

Галина Турчак, руководитель мастерской архитектуры и дизайна «ГЛАГОЛ»

Юрий Квитка, председатель литературного салона «Геликон»

Екатерина Рылина, главный редактор журнала SD

Ольга:

Экономические вопросы являются самыми болезненными, и начнем мы именно с них. СМИ пишут, что этот год оказался тяжелее 2015-го. Экономический кризис мы смогли ощутить в полную силу. Как кризис, с вашей точки зрения, отразился на Пензе и ее жителях?

Евгений:

Люди стали жаловаться, что зарплаты падают, а цены растут. Предприниматели стали погибать во время деловых переговоров или просто стреляться.

Какой-то бизнес закрывается, какой-то уходит в тень. Говорят, этот кризис только начинается, и самые «веселые» времена впереди. Еще чуть-чуть, и кончатся резервы бюджета.

Пожалуй, стабильность и оптимизм сохранились только на экранах телевизоров. Представители власти по-прежнему обещают, что все будет хорошо, – осталось только победить Америку.

Вместе с тем жители Пензы перестают верить таким обещаниям. По сравнению с 2015 годом заметно снизился уровень «ура-патриотизма». Видимо, партия холодильника начала одерживать победу над партией телевизора.

А вообще, кризис заставил нас всех поумнеть и оглядеться вокруг себя. Наверное, настала та самая ситуация, когда чужие ошибки могут стоить нам слишком дорого. Пензяки пытаются понять: с кем мы вообще живем? Что за люди принимают решения в этом городе?

Народ стал активнее следить за местными новостями. В редакцию нашей газеты приходит все больше тех, кто хочет повлиять на принятие решений, от которых зависят их жизнь, зарплата и благополучие.

По моим ощущениям, градус растет. Только до конца непонятно, что это такое: уровень гражданского сознания или страх за будущее.

Михаил:

Возможно, этот год был несколько тяжелее 2015-го, но для большинства это не так заметно, как после резкого падения в 2014-м. Тогда не знали, чего ожидать от завтрашнего дня – хорошего или плохого, сегодня знают точно – ничего положительного не предвидится. Можно нарисовать такую печальную картину, вернувшись на восемь лет назад. В 2008-м году ты был убит одним выстрелом – резко терял работу и/или доход, совершенно не знал, что будет дальше. В 2014-м году тебя лишили важного органа – работу потерял, но быстро нашел другую, менее оплачиваемую, основываясь на опыте, думал, что через пару лет все будет как прежде. В 2016-м тебя, не прекращая, бьют кнутом – работа есть, но какой в ней смысл, если не можешь жить как раньше, про будущее не думаешь совсем. Медленно падая, как сейчас, можно долго умирать и не понимать, что происходит.

Юрий:

Один мой хороший друг имеет при себе целую базу с информацией об изменении цен на потребительские товары – они растут и бьют по кошельку все сильнее. Зарплаты большинства пензенцев при этом либо не изменились по сравнению с 2013 годом, либо были проиндексированы на несопоставимые с реальной инфляцией проценты. У города нет денег на ремонт набережной, у жителей – на качественную еду. Не говорю уже о знаменитой пензенской бесплатной медицине, ведь в этом году хорошее отношение к пациенту и его лечение стали оплачиваться в двух разных конвертах.

Екатерина:

И город в этом ключе стал менее привлекательным для специалистов и бизнеса.

Юрий:

Несмотря на формирующуюся систему реализации научного потенциала молодежи, специалисты продолжают уезжать из области – им так проще и лучше. Конечно, есть и те, кто остается. Такие люди научились получать «корм» извне и потому не спешат покидать пока еще не закрытую клетку. Хорошо ли это для региона? Не думаю, эти люди вне географического положения. Пенза же, как и любой другой провинциальный город, всегда будет одним из последних вагонов ползти за тягачом и, естественно, станет объектом внимания у представителей бизнеса. Буквально на днях читал о том, что наш губернатор ведет переговоры с китайскими инвесторами, которые могут уничтожить уникальные источники воды на «Семи Ключах». Значит, наш регион все еще привлекателен!

Михаил:

Этот показатель у нас особо не меняется. Есть компании, для которых небогатый регион – это возможность сэкономить на заработных платах (например, контакт-центры).
А если еще и высокая безработица в регионе, то для них это просто рай. Чтобы привлечь квалифицированных специалистов из других регионов, нужно создавать высокооплачиваемые рабочие места. На данный момент проблема их создания в регионе по результатам нескольких опросов входит в тройку-пятерку лидеров. Основная задача состоит в том, чтобы существующие специалисты не разбежались.

А для привлечения новых кадров нужно себе задать вопрос: «Какие направления бизнеса развивались в период кризиса в других регионах мира? И продолжать идти вперед. Также нужно поддерживать активнее средний бизнес, так называемые «компании-газели», а не как у нас принято – только малых предпринимателей. Малому бизнесу даже непонятно, как помогать. Тут проблемы по всем фронтам. Ты для начала должен заслужить эту поддержку. У среднего же бизнеса проблемы понятные. Ну и мешать не нужно.

Евгений:

Инвесторы приходят туда, где им выгодно. С этой точки зрения, в регионе по-прежнему присутствуют какие-то интересные ниши, созданные при старом губернаторе. Вопрос в том, как ведет себя новая власть по отношению к бизнесу. По моим наблюдениям, она поступает не всегда правильно. И это может отпугнуть некоторых инвесторов.

Галина:

Я не почувствовала разницы для нашего бизнеса с точки зрения привлекательности за этот год. Лично мне приятно работать и развиваться в Пензе. Я вижу хорошие возможности в плане технического оснащения – необходимые 3d-принтеры и станки. Удобные площади под производство и офисы. Например, мы с радостью расширились и переехали в технопарк «Рамеев». Развивается обучение школьников и студентов работе на сложном программируемом оборудовании, что важно для нашей мастерской. Качество распределения налогов, которое меня печалит, является общероссийской, а не региональной проблемой бизнеса. Так что лично для меня регион менее привлекательным не стал.

Среди респондентов нашего анкетирования, планирующих покинуть Пензу (опросили 1000 горожан этим летом), основными факторами в выборе места для переезда являются: наличие хорошей вакансии, архитектура и благоустройство города, безопасность и экология. Я с радостью слежу, как активно развивается it-сообщество, которое трудоустраивает специалистов из других регионов. Привлекательность с точки зрения архитектуры, благоустройства и безопасности необходимо повышать, ведь у хороших работников высокое требование к качеству не только профессионального труда.

Ольга:

Очень многие считают, что городская жизнь затихла во всех направлениях – общественном, предпринимательском.

Галина:

Этот вопрос мы часто обсуждаем с друзьями – городскими активистами. Пенза была в десятке первооткрывателей активности горожан. Мы учились организовывать фестивали, проводить лекции и кинопоказы. Потом случился продуктивный скачок, когда эта деятельность переросла в социально-активный бизнес (яркий пример – чайная студия «Дерево»). Организаторы стали больше уделять времени качественному развитию, многие обзавелись семьями. Думаю, сейчас не хватает осмысления опыта активистов, понимания не просто «как» это делать, а «зачем». Надеюсь, в ближайшие годы количество общественных мероприятий и социального предпринимательства перейдет в качество. Активисты изучили инструменты и начнут с их помощью транслировать ценности, что и есть миссия. В предпринимательстве информационный шум о стартапах утих, спала эйфория, что лично меня радует.

Евгений:

Не соглашусь с Галиной. Считаю, что даже до кризиса городская жизнь не особо бурлила. Да, что-то интересное у нас происходило, но при этом всегда чего-то не хватало. Менталитет жителей Пензы таков, что надо вести себя тихо, лишний раз не высовываться, иначе увидят и прищемят. Жаль, что в этом году не было фестиваля «Шурум-Бурум». И хорошо, что «Джаз Май» остается.

Михаил:

Чтобы действительно ощутить затишье, нужно прежде увидеть бурю. Так вот какого-то волнения в предпринимательской или общественной жизни за последние годы я не заметил. Интересные проекты появляются постоянно. Другое дело, что у большинства традиционных бизнесов нет роста. Бюджеты региона тоже сокращаются. Поэтому и на общественные проекты найти деньги тяжелее.

Юрий:

Общество, наверное, отходит от гиперактивности, которая была в 2012 году, однако на фоне общественно-активистского штиля можно наблюдать и оценивать инерционную организацию мероприятий, которые никому не нужны, и задаваться вопросами о рациональности их проведения. Думаю, это временное и крайне полезное затишье, скрашиваемое кормлением пеликанов в пензенском зоопарке.

Екатерина:

Какие события в Пензе стали самыми запоминающимися?

Евгений:

Самые резонансные события – это смерть Василия Бочкарева и новый арест Александра Пашкова. Кто-то считает их положительными, кто-то – отрицательными. Но обсуждают эти события все.

Еще говорят, что в Пензе стало больше безнаказанности. В этом году наша газета осветила очень много неприятных историй, за которые никто не понес наказания. Весной сын мэра напал на таксиста, была даже стрельба из пистолета – перед таксистом даже не извинились.

Весь год Управление капитального строительства закапывает трубы, которые не согласованы с государственной экспертизой. С их действиями не согласны прокуратура, суд и госжилстройтехинспекция. Но им как-то все равно – они по-прежнему закапывают те трубы, которые им захочется. Тратят на это бюджетные деньги, а власть делает вид, что все по закону.

Короче, несправедливости стало больше – это плохо. Но люди начали обращать на подобные факты внимание, что очень хорошо.

Михаил:

Самое запоминающееся – это недавняя публикация исландской танцовщицы про местную больницу. Новость-то для нас обыденная, но вот реакция на нее жителей очень интересна. Острая дискуссия возникла по поводу введения платы за вход на набережную города Спутника. Причем это я оцениваю как положительное событие. Жителям не все равно. Теперь администрации города придется сильно постараться, чтобы сделать центральную набережную как минимум не хуже. Ведь люди будут оценивать и сопоставлять. Это не просто сравнение с какой-то набережной в другом городе, где удалось побывать нескольким нашим жителям. Негативные же события – они одни и те же из года в год. Весной – разбитые дороги, летом нужно обязательно перекопать улицу Чкалова (10 лет занимаются этим в одном и том же месте), не говоря уже о плановом и внеплановом отключении воды и т.д. Теперь при сильном дожде еще и затапливать город в некоторых местах стало.

Юрий:

Для горожан самое запоминающееся событие, наверное, – «Джаз Май». По крайней мере, это первое, что приходит в голову. Отмечу, что сам я его не посещал, поскольку джаз для меня, как и поэзия, – это не просто наличие ритма или нарочное его преломление. А подобный фестиваль сопоставим с курением по пути к автобусной остановке, удовольствие от которого получить сложно.

Галина:

В этом году я так много путешествовала, что объективно ответить на этот вопрос не смогу.

Ольга:

Евгений вот поднял вопрос, касающийся смены губернатора. Очень многие в связи с этим событием ждали перемен, изменения курса. Случились ли эти перемены?

Михаил:

Любого руководителя можно оценить достаточно быстро по принимаемым им решениям и тому, как они выполняются. Но нужно учитывать и внешнюю среду. В современных экономических реалиях, когда крупные заграничные инвесторы ушли с российского рынка, а дотации регионам снижаются, но при этом все больше обязанностей перекладывается на региональные бюджеты, да еще и майские указы Президента РФ никто не отменял, трудно ждать каких-то перемен. С другой стороны, по всем двум одномандатным округам в депутаты ГД РФ прошли кандидаты от партии власти (хотя формально один из них представлял другую партию). Партия «Единая Россия» набрала голосов больше, чем в 2011-м. Значит и там нас не забудут. Для губернатора это хорошее достижение. Но вообще хотелось бы более ясно представлять, на что претендует регион, куда идем и к какому сроку стремимся там быть. Но опять же планировать в тот момент, когда руководство страны не знает ответа на эти вопросы, очень трудно. Считаю, что сейчас главная задача, стоящая перед губернатором, – это перепроектирование процессов и оптимизация организационной структуры. Этим всегда легче заниматься в кризис, чтобы потом, когда начнется рост, регион начал быстро развиваться.

Юрий:

Года было достаточно, чтобы установить памятник Сталину в центре Пензы, продемонстрировать всему миру свастику на день космонавтики, построить бар вместо ФОКа. Для главы Пензы, мне кажется, год прошел под эгидой «новый губернатор пришел – надо было напомнить». Я, как горожанин, положительных изменений не заметил.

Галина:

Я перемен не чувствую, скорее меланхолию. Больше расстройства у меня вызывает переезд из региона таких ответственных политиков, как Юрий Иванович Кривов и Вячеслав Владимирович Гладков. Чиновники часто говорят о «вымывании» качественных кадров, пытаются остановить отток выпускников в столицу, а сами занимаются подобными перестановками, лишая регионы адекватных политиков.

Евгений:

Снаружи все осталось так, как было. А вот внутри происходят скрытые процессы. Идет передел собственности и сфер влияния, появляются новые персонажи.

Поменяется ли курс? Считаю, что нет. Потому что он сегодня у всех одинаковый – зарабатывать деньги. У кого-то должность стала иной, появились новые возможности и административный ресурс. Короче говоря, поменялись люди на стульях. А вот курс корабля остался прежним.

Екатерина:

Если судить по результатам выборов, то мы совсем отчаялись что-то изменить, снизилась и гражданская активность.

Галина:

У меня противоположное ощущение. Все лето мы работали над темой парков и скверов Пензы и познакомились с большим количеством неравнодушных людей. Когда возводили беседку в Олимпийском парке, к нам подходили местные жители, помогали с недостающими инструментами, приезжали с других районов на стройку, 1000 людей за один месяц ответили на большую анкету, чем очень помогли нашему исследованию. Готовыми участвовать в мероприятиях по улучшению города вызвались 78% человек. Я считаю, активность и вовлеченность горожан зависят от понятных целей и мотивации организаторов. Думаю, люди чувствуют чужую личную выгоду или не понимают, чего от них хотят. Лично я не ходила на выборы, потому что в изменениях глобальных или локальных рассчитываю только
на свои силы.

Евгений:

Я, наоборот, доволен результатами выборов. Гражданское общество наконец-то показало, что уже не верит в государство. А, значит, будет выживать за счет собственных сил.
Как журналист, могу констатировать: гражданская активность в Пензе растет. Во-первых, люди стали наблюдать за тем, что происходит вокруг. Во-вторых, они не боятся рассказывать об этом в прессе или даже в социальных сетях, не опасаются задавать вопросы власти. В-третьих, они научились предлагать что-то.

Я работаю в газете, и этот рост гражданской активности очень заметен. Поверьте, 10 лет назад такого не было. И даже 5 лет назад рост не наблюдался. Тогда темы приходилось искать самому по всему городу. А сейчас они появляются самостоятельно. Вот это и есть зачатки гражданской активности.

Михаил:

Активность понизилась, и будет продолжать падать по двум причинам. Первая – в кризис население старается, да и может не столько заработать, сколько сэкономить. Такой образ жизни приводит к энергосберегающему поведению и, как следствие, к понижению любой активности. Вторая причина – это усталость от наблюдения за одними и теми же лицами во власти. Даже если люди меняются, то, как правило, на их места приходят все те же профессиональные чиновники-бюрократы. Самое интересное то, что манера поведения, речь всех представителей власти одинаковы. Это издержки профессии, о чем хорошо писал, например, Роберт Мертон. В итоге получается то, что людей поменяли, а образ остался прежним. В этом плане отличается от всех только президент РФ, у которого есть хотя бы чувство юмора. Вот когда важные государственные посты начнут занимать люди из различных сфер: рабочие, учителя, врачи, предприниматели и т.д., и что самое главное – с другой точкой зрения, тогда люди начнут просыпаться.

Юрий:

Ситуация схожа с происходящим в Высшей лиге КВН: сначала все хвалили верховного главнокомандующего нашей страны, затем почему-то начали ругать президента США – если изменения в сознании пензенцев и произошли, то именно такие. Не удержусь и снова вспомню 2011 и 2012 годы, когда я, вдохновленный пред- и поствыборной активностью горожан, будучи членом избирательной комиссии, наблюдал за происходящим, за людьми и понял, что целью этих вдохновителей-активистов было не изменение результатов голосования, а демонстрация единомышленникам того, с какими людьми они живут в одном городе. Скажу страшную и, наверное, очень спорную вещь, но отчаянием как раз были попытки что-то изменить в своей чужой стране.

Ольга:

Вопрос к Евгению. Каждый год появляются законы, которые вызывают всеобщее обсуждение. Какой из них ты бы назвал законом этого года?

Евгений:

Антитеррористический пакет Ирины Яровой. Пожалуй, я бы назвал это законом десятилетия. На мой взгляд, он очень хорошо отражает, до какого маразма и паранойи докатилась наша страна.

Екатерина:

У нас активно ведется строительство жилых комплексов, однако такое нельзя сказать о крупных объектах – перинатальном центре, цирке. Все чаще мы можем слышать о различных незаконных проектах, особенно больная тема – строительство в непосредственной близости от многоэтажных домов. Как изменился облик города за этот год? И изменился ли вообще? И в какую сторону?

Галина:

В данной области сложно говорить о результатах года. Проектирование и строительство – долгие процессы, которые зависят от многих факторов. На фоне строительного бума к празднованию 350-летия Пензы этот год выглядит менее продуктивным, но видно, как город развивается, и общественность заинтересована в изменениях. Например, проводятся конкурсы и семинары на тему строительства. Однако я вижу, как облик города формируется вкусом нескольких архитектурных мастерских. Их самокритичность и развитие, а также воспитание будущих специалистов в строительном университете влияют на то, как будет выглядеть Пенза через пару лет и на долгие годы вперед. Также переезд даже одного сильного, осознанного архитектора становится потерей для облика города. Уезжают люди по разным причинам: от понятных и прямых (хорошая вакансия, экономические показатели, экология) до косвенных – насыщенность культурной жизни, небезопасный район, нервное, агрессивное, пассивное общение людей между собой. В целом получается, что облик города зависит от общей осознанности горожан, наличия любви к ближнему.

Евгений:

Город уверенно ползет в сторону пробок и загазованных улиц. Застройщик продолжает гнаться за квадратными метрами, но забывает о парковках, ширине дорог и коммуникациях. Мы продолжаем совершать те же ошибки, что и раньше.

Вместе с тем мы живем именно в том городе, которого достойны. Не надо забывать, что слово «гражданин» произошло от слова «горожанин». Облик города, выявление незаконных построек и сохранение зеленых зон зависят от каждого из нас. Если у вас во дворе ставят забор, задавайте вопросы и сообщайте куда следует. Звоните в администрацию, в газету, в полицию. Не ждите, что это за вас кто-то сделает. Потому что ваши права в этом городе никому не нужны, кроме вас самих. К этому надо просто привыкнуть и научиться выживать.

Обидно, что многоэтажные дома и торговые сараи затоптали исторический центр. Обидно, что умирают парки и скверы. Но если это продолжает происходить при нашем молчании, значит нас с вами это устраивает, и на самое святое и самое последнее еще не замахнулись.

Михаил:

Даже если бы нам пообещали построить в срок самый лучший цирк в стране, я выбрал бы старый с крайне неудобными сидениями, но с тем условием, чтобы все вокруг него в радиусе полутора километров осталось таким же, каким было лет так 10 назад, пожалуй, за исключением отремонтированной улицы Московской. Из хорошего же отмечу то, что появился неплохой план центральной набережной. Очень жаль, что застройка района «Райки» и расширение улицы Пушкина прекратились. С другой стороны, мы превращаемся в город заборов. Например, в пушкинском квартале все без исключения дома стали огороженными железными заборами. Спрашивается, от кого огородились?

Юрий:

За пять лет в России меняется многое, за двести лет – почти ничего. Облик города приобретает только худшие черты. Если сфотографировать «Сурскую Ривьеру» со стороны магазина «Восток» на Антонова, то получится хорошее графическое сопровождение для паблика «Эстетика е****й», то же можно сказать о видах из окон домов в эко-квартале «Запрудный», новые дома на Шуисте с самого начала их строительства были обречены на вечные потопы… Относительно недавно передо мной встал вопрос, где приобрести квартиру, и я понял, что единственное место с возможностью жить комфортно, – это город Спутник. Неудивительно, что он официально не является частью Пензы.

Ольга:

Вопрос к Галине. Назови самое главное достижение этого года в плане благоустройства города.

Галина:

Пока достижением является то, что о благоустройстве вообще начали говорить. Формирование спроса на качественную городскую среду было одной из миссий нашей мастерской и единомышленников в других городах России. Теперь важно понять, что благоустройство – это не только красота европейских или московских проектов, с которых часто срисовывают вплоть до архитектурной подачи, но еще этичность и функциональность. Нужно научиться «приземлять» проекты, делать их не просто красивыми, но и полезными, актуальными именно для конкретных горожан конкретного города. Достижение этого баланса – цель следующего качественного уровня.

Екатерина:

Какие изменения сейчас очень нужны городу?

Михаил:

Есть два типа изменений, которые могут преобразовать город, сделав его более уютным и одновременно современным. Первые – это те изменения, которые можно сделать быстро: очистить город от рекламы, убрать кондиционеры с исторических зданий, а на всех других ввести правила их размещения, ликвидировать все заборы и ограждения под стоянку автомобилей вокруг многоквартирных домов, в том числе ограждения по периметру проезжих частей, которые никак не защищают пешеходов. Сплошных заборов, как возле женского монастыря на улице Кирова и около недостроенной гостиницы «Интурист» на Пушкина, в городе вообще быть не должно. Про замену маршруток автобусами и троллейбусами и говорить не стоит. Для этих изменений требуется, прежде всего, воля руководителя города. Второй тип изменений – долгосрочные и требующие неоднократного обсуждения. Это, в первую очередь, планирование застройки. И население, и бизнес должны понимать, что и где планируется построить. Далее – это архитектурная (проектная и дизайнерская) составляющая. Недавно прочитал, что в Европе есть города, где запрещено строить два одинаковых здания. И это требование не о том, что можно поменять только цвет фасада. Архитектура очень важна для города. У нас есть возможность не слушать плохую музыку, не смотреть некачественное кино, не ездить на некрасивых автомобилях, но избегать плохой архитектуры мы физически не можем. И это останется надолго. Также город должен стать более дружелюбным к пешеходам. У нас каждый год ремонтируются проезжие части дорог, но про тротуары как-то забывается, зимой дороги стараются чистить, но не тротуары, ликвидируются пешеходные переходы ради автомобилистов, время светофора тоже увеличивается в пользу транспорта. Гулять по городу совсем не хочется. Видимо, поэтому главный отдых для горожан – это выезд на природу. Для реализации этого хорошо бы руководству города жить в какой-нибудь панельной многоэтажке и добираться до работы на общественном транспорте.

Юрий:

Пензе необходимы нормальные пешеходные зоны и обеспечение безопасного передвижения велосипедистов. Но, думаю, что решению этих проблем будут препятствовать нехватка денег и отговорка «новый губернатор пришел – надо было напомнить».

Евгений:

Нашему городу нужна честность и верховенство закона. Но для этого нам не хватает желания.

Галина:

По результатам нашего исследования жители Пензы от 18 до 40 лет в большей степени не чувствуют себя безопасно в городе. Больше половины людей ездят на общественном транспорте, а до парков добираются пешком. Это значит, что нужно благоустраивать не только парки, но и «зеленые коридоры» – пути до них, создавать сценарии прогулки.

А если лично, я считаю, не хватает оптимизма и понимания, что как театр начинается с вешалки, так и город начинается с людей, которые в нем живут и работают. Мне нравится такой хороший инструмент – благодарность. Я думаю, нужно больше поддерживать друг друга, а не играть в «плохих полицейских» и искать изъяны. Больше говорить добрых слов, комплиментов, делиться хорошими новостями. В общем, создать позитивное мышление, сконцентрироваться на истинных ценностях, вырваться из состояния потребителя и сказать ближним, как сильно мы их любим и как много прекрасного есть в этом мире.

Ольга:

Чего вы лично ждете от нового года?

Михаил:

Прорыва!

Юрий:

Единственное, чего я жду и что вообще достойно ожидания, так это момента, когда иссякнут все источники радости, удерживающие меня в Пензе.

Евгений:

Как журналист, от каждого нового года я жду новостей. Ну а как человеку, мне хочется, чтобы эти новости были хорошими.

Галина:

Я стараюсь не множить ожидания и жить в моменте.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru