Рубрики > Public-chat > Карьера в провинции
Public-chat

Карьера в провинции

Участники чата: 

Мария Сакович, региональный управляющий по работе с предпринимателями ПАО «Росбанк»

Ольга Денисенко, выпускающий редактор журнала SD

Тая Максимова, менеджер салона «12 месяцев»

Марина Тарасова, продюсер, генеральный директор Центра инноваций социальной сферы

Елена Потапенко, психолог, генеральный директор Центра «Максимум»

Екатерина Рылина, главный редактор журнала SD

Екатерина:

Прежде чем начать говорить о карьерном росте, давайте определимся с понятиями. Что вы понимаете под «карьерой»?

Мария:

Карьера – красивое итальянское слово, для меня ассоциируется в первую очередь с верховой ездой. Ну вы помните – с места в карьер, то есть в быстрый галоп, срывается лошадь. А по факту карьера – это продвижение по служебной лестнице путем получения дополнительных знаний и опыта на каждой новой ступени и эффективное их применение, вследствие чего и получается расти. По крайней мере, у меня всегда было именно так.

Тая:

Постоянное профессиональное развитие. И это совершенно не обязательно получение другой, более престижной или высокой должности, чем предыдущая. Путь «горизонтального роста» бывает и сложнее, и тернистее, но быть первоклассным и, как следствие, высокооплачиваемым экспертом сложнее и требует больших усилий и мозгов, чем получение очередного повышения. Для меня важно, чтобы человек был ценен как специалист, чтобы его «отрывали» с руками и ногами, потому что он может сделать работу так, как никто другой. Вот тогда он добился успеха, это и есть его карьера, причем не имеющая предела и тупика в развитии.

Елена:

Я понимаю, как продвижение по карьерной лестнице, например. Кроме того, о карьере можно говорить и применительно к профессии, в которой человек трудится. То есть сейчас мы с вами будем говорить именно о тех качествах, благодаря которым личность занимает определенное место в обществе.

Марина:

Когда задают подобные вопросы, всегда обращаюсь к словарям известных языковедов и лексикологов. В словаре Сергея Ивановича Ожегова находим: «Карьера – род занятий, деятельности; артистическая карьера, а еще путь к успехам, видному положению в обществе, на служебном поприще, а также само достижение такого положения». Соглашусь с этим определением.

Ольга:

Кто-то выстраивает свою карьеру со школьной скамьи, постепенно развивая нужные навыки для профессионального роста, постоянно работая над собой, а кто-то очень долго ищет себя, прежде чем добиться успеха. Поиски – это закономерный процесс? Или недостаток профориентационной, образовательной и воспитательной систем?

Тая:

Очень даже закономерный. Людей, которые со школьной скамьи знают, чем хотят заниматься в жизни, – единицы. А может, именно они и есть недостаток системы? Неужели за всю жизнь больше ничего так и не заинтересовало? И это-то в период бурного подросткового развития, смены идеалов, ориентиров и авторитетов? В период, когда в жизни меняется все: вот ты школьник, потом студент, начинающий специалист, вот уже есть удачные и не очень попытки стать независимым, первое понимание того, чего ты хочешь от этой жизни и кем себя видишь в обществе. Если после таких метаморфоз мнение человека так и не поменялось, тут либо он попал в один случай на миллион, либо, что скорее всего, просто больше ни о чем так и не узнал.

Елена:

Не соглашусь с Таей. Для кого-то это закономерный процесс, для кого-то все совершенно ясно со школьной скамьи. И тот и другой вариант абсолютно нормальны. Многое зависит и от семьи, и от учителей, и от социума, но опять-таки далеко не все.

Мария:

Для мыслящего человека, у которого нет ярко выраженного таланта к пению или, например, балету, свойственно искать. Истории известны случаи, когда человек вполне успешно занимался одним видом деятельности, а затем все резко менялось, и вот из автослесаря появляется солист группы Scorpions. С другой стороны, профориентация в современном обществе весьма условна, человек часто занимается не тем, к чему лежит душа, а тем, что позволяет, как ему кажется, занять приличное место под солнцем. Выбор многих профессий связан с их временной популярностью. Было время, когда все хотели стать юристами, потом каждый стремился стать экономистом. В результате вокруг полно не самых квалифицированных и грамотных людей, работающих в этих сферах. Поэтому, не всем нужно и можно быть топ-менеджерами или председателями правления, кому-то нужно работать на местах. А подчас профессиональный уровень рядового исполнителя важнее, чем высокий пост и полномочия руководителей.

Марина:

Кто ищет, тот и находит. И причина здесь в деле, а конкретно – в отношении к нему. Понятно, что есть люди, которые планомерно шагают вверх, и есть тому определяющее слово – карьеристы, и у них порой это не стопроцентное отношение к работе в плане максимальной отдачи (работа допоздна и в выходные и мысли только о ней). От таких не жди участия, когда необходима их поддержка для обсуждения и последующей реализации проекта. Но есть и люди, которые преданы работе и, помимо текущих моментов, интересуются множеством различных дел, способны вникнуть и разобраться в проблеме, оценить. И тогда эти самые поиски приносят свои плоды в виде карьеры, но, выполняя свою работу, ты об этом не задумываешься, а, получая очередное назначение, подтверждается объективность той или иной награды.

А по поводу поиска себя… это вопрос тоже индивидуальный. Порой поиск – это самый важный смысл, и понимание, чем именно ты хочешь заниматься, приводит к результату, карьере, звездным часам, популярности, славе. И, конечно, профориентационная работа должна вестись, чтобы помогать молодым еще в школе понять, кем бы они хотели стать. Помнится, в фильме «Доживем до понедельника» герой Вячеслава Тихонова – учитель истории, говорил об ученике-хулигане, не выучившем урок: «Вот поставишь ему двойку, а из него вырастет известный клоун – Олег Попов». Понимаете смысл? Получив пятерку и будучи отличником, не всегда есть внятное объяснение способностей к той или иной профессии, непонятно, чем хочется заниматься и какова будет твоя будущая карьера. А еще говорят, что не все великие были отличниками. Могу сказать определенно, что профориентационные проекты, которые сейчас существуют в нашем городе, важны. Благодаря таким образовательным инициативам и воплощающим их в жизнь организаторам ведется тот самый поиск призвания, в который мы – педагоги, родители и дети – погружаемся комплексно, объемно и предельно честно. Тем самым отвечая на вопрос «Кем я в действительности хочу быть и куда пойти учиться?».

Екатерина:

Теоретически, заканчивая школу, мы должны понимать, чем хотим заниматься в дальнейшем. Однако все чаще можно услышать мнение о том, что образование и карьера мало связаны. Каким должно быть образование, чтобы оно помогало профессиональному росту?

Елена:

В наше время это действительно так. В моем поколении, например, очень мало людей работает по своей первой специальности. Сейчас многое изменилось и в требованиях к сотрудникам. Уже не столько важно, какой у человека диплом, сколько то, что он действительно умеет делать. И молодые люди очень хорошо к этому адаптируются. Они набирают необходимые знания и навыки на краткосрочных курсах, тренингах, вебинарах и тут же используют полученные знания на практике. Другое дело, что при таком обучении специалистов теряется системный подход, глубина и возможность видеть причинно-следственные связи. Поэтому хорошее образование никогда не повредит, возможно, оно не даст всех компетенций, чтобы стать профессионалом, но сам процесс получения этого образования точно научит учиться, добывать необходимую информацию и выстроит основу знаний, на которые человек сможет впоследствии опираться. Не знаю профессий, где можно было бы получить необходимые знания и навыки раз и навсегда. Ни одна сфера деятельности не стоит на месте, поэтому если человеку важно оставаться в профессии, то обучение – это неотъемлемая часть любого специалиста.

Марина:

Образование должно быть. Вот оно – определяющее словосочетание. После среднего учебного заведения многие поступают в вуз по знакомству, по мере принадлежности к родительской профессии, и даже по месту положения, чтобы остаться дома и не усложнять пребывание студенческих лет в чужом городе. Известно много примеров, когда потомственные врачи становились популярными артистами и в династиях королей рождались титулованные спортсмены. Здорово, когда совпадает желание проходить обучение в конкретном специализированном вузе и потом в процессе жизни посвятить себя этому занятию, ежегодно подтверждая статус научными статьями, учеными степенями, правительственными наградами и т.д. Думаю, важно впоследствии передать эти наработанные знания и приобретенные навыки тем, кому это важно перенимать. Хороший учитель, как известно, видит свое продолжение в учениках. И вот карьерист (в плохом понимании этого слова) никогда не будет вкладываться ни сердцем, ни душой в такое продолжение дел. Мне очень повезло с моими учителями, они всегда отдавали все то, что умели и узнавали сами, делились и, что самое ценное, эта связь продолжается до сих пор. Обожаю их – учителей, педагогов, вожатых, тренеров, наставников! Мое первое высшее образование помогает везде и во всем – в изложении мыслей, умении убеждать, говорить со слушателями, представлять со сцены, выступать с трибуны, находить общий язык с людьми разной целевой аудитории.

Мария:

Образование – это всегда самообразование. Оно помогает структурировать процесс получения навыков и умений и их дальнейшее использование. Поэтому даже кулинарный техникум, если человек учится правильно, даст многое по сравнению с полным отсутствием системного образования. Более того, если ты научился чему-то одному, то сможешь овладеть и другими знаниями. Люди, которым не хочется останавливаться на достигнутом, учатся всю жизнь. Последние исследования показывают, что наш мозг и мыслительные процессы достигают пика возможностей к 50 годам. То есть шансов переучиться или просто повысить квалификацию у современного человека масса.

Тая:

На эту тему можно говорить долго, но, на мой взгляд, суть в том, что не нужно путать коллекционирование дипломов и реальное обучение тому, что важно и нужно тебе для достижения конкретных целей. Можно получить или купить миллион дипломов второсортных и передовых вузов, только так и остаться дураком. Это не без бумажки ты букашка, а без мозгов не человек.

Ольга:

Думаю, что очень многие люди, компетентные специалисты с хорошим образованием, сидят в офисе без прибавки к зарплате и повышения и думают: «А что со мной нет так?». Нам с детства говорят, что нужно быть хорошим, и все будет отлично. А это предполагает успех и триумф, которые не случаются.

Тая:

Безусловно, компетентность является важным фактором, но есть еще такие понятия, как упорство, терпение, умение находить общий язык, хитрость, смекалка, удача, в конце концов.

Марина:

Добиваться успеха можно по-разному. Если компетентный специалист не получает следующего повышения, а при этом попадает на стажировку, предположим, в другую страну, в этом тоже есть определенный успех. Успех для самого себя, и как знать, возможно, новые люди и встречи принесут намного больше впоследствии.

Хотя как определить эти самые компетенции, – это тоже проблема. Какие личностные качества помогают в построении карьеры? Вопрос для резюме. Оригинальничать не стану. Это нацеленность на положительный результат, лидерские качества, высокая работоспособность, профессионализм. Специалист должен обладать системным и аналитическим мышлением, высокой интуицией, креативным мышлением и уметь самостоятельно принимать решения. К этому списку еще можно добавить коммуникабельность, умение работать в команде, добиваться поставленных целей, стремление к развитию и самосовершенствованию, творческий и научный подход к работе, организованность, ответственность, аккуратность, пунктуальность, интеллигентность, тактичность, приятная внешность, представительность и грамотная речь. А я по натуре перфекционист и никогда не буду заниматься тем, в чем не могу быть лучшей.

Мария:

Не все компетентные в одной узкой области специалисты хотят и могут расти в должности. Безусловно, это свойство характера – отсутствие покоя и поиски, стремление к росту и активное продвижение. О чем уже сказали. Если не брать в расчет кумовство и рассматривать именно случаи профессионального роста, то, с одной стороны, определенных успехов достигают люди «профсоюзного склада», которые всегда впереди планеты всей, на слуху и на виду. С другой стороны, часто именно в качестве «рабочей лошади», которая будет работать за тех, кто продвигается по профсоюзной линии, повышают человека скромного, но умеющего справляться с нагрузкой и знающего процессы. Какой путь лучше? Справедливее быть специалистом и двигаться сообразно своему профессиональному росту. А как получается в действительности, мы можем наблюдать в режиме онлайн и делать выводы.

Елена:

Есть достаточное количество факторов, которые могут продвинуть вас по карьерной лестнице, минуя ваш профессионализм. Думаю, что у каждого человека есть масса примеров на эту тему. Качества, которые могут помочь вам в построении карьеры, очень сильно зависят от того, в какой корпорации или среде вы собираетесь делать эту самую карьеру.

Если мы говорим об организации, то вам придется играть по правилам корпоративной культуры. Если речь о фрилансе и собственном бизнесе, то тут вам потребуется вера в себя и весь инструментарий маркетологов и пиарщиков. При этом совсем не обязательно нанимать команду, которая будет вас продвигать. Вы вполне это сможете сделать сами, но для этого придется разобраться в стратегиях продвижения себя и своего бизнеса. Очень часто случается, что хороший специалист занимает не самые выигрышные позиции на своем рынке. Это происходит потому, что в наше время одного профессионализма мало. Надо, чтобы о нем знали ваши потенциальные клиенты. А как они узнают, если вы не расскажете? Поэтому, повторюсь, очень часто отличные профессионалы остаются без продаж и клиентов. Отличный специалист не обязательно будет хорошим маркетологом. И в этом смысле человеку обычно становится очень тяжко, наступает настоящий внутриличностный конфликт между его профессиональными качествами и способностью продавать самого себя. К сожалению, законы рынка одни для всех. И либо вы ввязываетесь в общую конкуренцию, либо проигрываете тем, кто, возможно, хуже вас, как специалист, но умеет лучше себя продать.

Екатерина:

Чтобы грамотно и успешно «продавать» себя, нужно быть самолюбивым человеком. И получается, что это сложно. Ведь среда располагает к тому, чтобы остановиться и успокоиться, быть человеком-функцией.

Мария:

Безусловно, толика самолюбия необходима для того, чтобы уверенно расти, не давать себя задвинуть и подчас даже подчеркнуть свои достижения. Всегда найдутся желающие пройтись по твоей голове, и именно здоровый эгоизм поможет не смиряться с поражениями и притеснениями, а получить заслуженное. За свои права можно и нужно бороться. Но помимо этого, важно понимать, что именно ты можешь, а что нет, и не отхватить лишнего, дабы не подавиться.

Марина:

Профессиональные амбиции не будут лишними. К тому же, когда человек чем-то увлеченно занимается для себя, он значительно быстрее растет профессионально.

Без роста никуда. Прочитанная книга, жаркие споры и дискуссии, обмен мнениями, очередное образование, обучающие семинары, мастер-классы, программы подготовки, специальные курсы, учебные тренинги. По поводу самолюбия – каждому свое, если кто-то не хочет всего этого ряда вышеперечисленных «ступеней роста», да ему и ни к чему, и без этого можно быть счастливым. Успокоиться и остановиться, и при этом не быть человеком-функцией, потому что вам элементарно всего этого не нужно. А другим нужно. И это ни плохо и ни хорошо.

Елена:

Чтобы постоянно расти профессионально, нужно либо очень любить свою профессию, либо деньги, но лучше и то, и другое. Быть человеком-функцией очень рискованно. Функцию очень легко заменить. Нет смысла работать там, где такое возможно. А чтобы вы были труднозаменяемы, надо уметь и делать что-то такое, что отличает вас от других.

Тая:

Елена, думаю, что все мы люди-функции. Меня невероятно веселят «борцы с системой», чего они хотят добиться? Что сломать? Кем бы ты ни был в этой жизни – дворником, начальником в огромной корпорации, да хоть президентом – ты все равно будешь выполнять возложенные на тебя функции. А если мы все начнем с этим бороться, начнется хаос. Как вы вообще представляете себе мир, в котором у людей нет никаких функций, прав, обязанностей? Да у каждой детской игры есть свои правила и распределение ролей между игроками, иначе она не будет работать. В жизни все точно так же. А вот чтобы расти профессионально, наверное, не помешает быть немного самолюбивым человеком, только это никак не связано с предыдущим вопросом.

Ольга:

Пенза теряет хороших специалистов из-за недостатка возможностей. Или статус «провинция» ни при чем, и здесь так же можно делать карьеру и быть довольным собой в профессиональном плане? Сейчас очень много крупных компаний, которые не базируются в Москве и вполне успешно ведут свою работу.

Марина:

Пенза всегда растила и растит талантливую и умную молодёжь – интеллектуальное топливо нашей страны. И когда молодые люди вырастают «из штанишек», им некуда пойти работать. Рынок труда ограничен, потому что производства стоят, а информационное пространство открыто и манят искушения больших городов. Хотя, на мой взгляд, в последнее время грани различия между жизнью в крупных и небольших городах стираются, нивелируется. И зарабатывать можно в провинции неплохо, и карьеру делать, и культурно отдыхать. Причем сегодня именно провинция становится поставщиком идей, проектов, ноу-хау в различных областях. Да, многие компании оседают в провинции, потому что здесь за талант и ум можно платить меньше, но и молодёжь сегодня знает себе цену.

Мария:

Все можно. Просто в некоторых специальностях в Пензе можно упереться в потолок и не развиваться. Для этого необходимо выйти на другой уровень и продвигаться уже с него. Это не хорошо и не плохо, это просто так и никак иначе. В современном мире масса возможностей для получения самых разных знаний и расширения собственного кругозора и образовательной базы, но вот по факту научиться работать в другой, более подвижной и сложной среде, в Пензе не всегда получается.

Тая:

По-моему, Москва уже давно перестала быть «золотой жилой», где можно быстро и много заработать. Сейчас реальные доходы в провинции не меньше столичных, просто большинство людей не привыкли вдаваться в подробности. Ну, допустим, живешь ты в Пензе, работаешь рядовым менеджером и получаешь в среднем 25 тысяч рублей в месяц и вдруг смотришь, что на хедхантере за твою работу в Москве сразу 50 предлагают, и думаешь: «Живут же люди! Да с такой зарплатой я смогу и отдохнуть, и в Испанию раз в год сгонять, и жене шубу купить, и в ресторан почаще ходить» И вот, окрыленный, ты бросаешь все и приезжаешь в столицу. А там оказывается, что, во-первых, таких умников, как ты, миллион каждый день приезжает, что снять квартиру стоит минимум 25 тысяч. И это не шикарные апартаменты, а обшарпанная однушка в Капотне, и проезд до работы занимает два часа и стоит 200 рублей в один конец. И все, сказка закончилась, и твоих реальных доходов хватает только на роллтон. Стоит ли такая овчинка выделки? Может, не просто так в Европе сейчас происходит обратная тенденция, и люди уезжают из столиц в другие города и села?

Елена:

Думаю и Мария, и Тая обе отчасти правы. Я вижу, что сейчас неплохо жить и зарабатывать можно практически из любой точки мира. Конечно, вид такой работы ограничивается различными факторами. Но такие профессии есть.
В Пензе точно очень трудно реализоваться в каких-то областях, просто потому, что их у нас нет. А человек, например, с детства мечтал о серьезных исследованиях или быть ведущим на первом канале, или работать в большой корпорации. Есть силы и желание? Конечно, надо пробовать и уезжать.

Уверена, что статус «провинция» ни при чем. Пенза очень хороший город для жизни. И если бы люди могли реализовывать свои амбиции, в том числе и профессиональные, здесь, то мало кто решился бы на переезд.

Екатерина:

Работая над номером, мы пришли к выводу, что очень многие специалисты рано или поздно уходят в свободное плавание и открывают свой бизнес. На ваш взгляд, предпринимательство в провинции – это вершина карьеры, высшее профессиональное достижение?

Елена:

Не знаю, можно ли это назвать высшим профессиональным достижением. И почему в провинции? А в столице как-то иначе должно быть? Кто определяет эти критерии про высоту и профессионализм? И в какой сфере? Кому-то подходит режимная работа с 9 до 18, а кто-то предпочитает свободный график. И то и другое абсолютно нормально. Для меня показателем профессионализма служит очень простой маркер: если человек живет так, как ему нравится, и на свои деньги, – он профессионал. Этого достаточно.

Мария:

Каждому свое. Я бы не рискнула заниматься собственным бизнесом, так как я хороший исполнитель, а вот собственник – не очень. Для меня образцом карьеры в Пензе является Рашид Хайров – высокий пост, громадный и успешный бизнес, доля в собственности. Интереснейшая работа, в том числе и на себя самого.

Тая:

Глупость какая. Чтобы иметь свое дело, нужен определенный склад характера, а не профессиональные возможности, поэтому это никак не может считаться высшим профессиональным достижением. Ты можешь быть первоклассным продавцом, но абсолютно не интересоваться и не разбираться в вопросах организации и управления процессами, происходящими в фирме, и наоборот. Это к вопросу о людях-функциях. У каждого она своя, главное – найти то, что тебе по душе, от чего ты получаешь удовольствие, и зарабатывать на этом.

А в работу в свободном графике я вообще не верю. Так не бывает. У тебя всегда есть определенный объем работы и конкретное время на его выполнение, так что вся эта «свобода» – полная чушь, опять же, если углубиться в подробности, а не судить поверхностно о том, как здорово иметь возможность «свалить» с работы на часок пораньше, потому что с такими рассуждениями человек никогда не заработает ни в строгом, ни уж тем более в свободном графике.

Вершина карьеры в провинции? Не знаю, мне кажется, это что-то такое неосязаемое, недостижимое, к чему нужно стремиться вне зависимости от места жительства.

Марина:

Высшим профессиональным достижением назвать сложно, но то, что вы заработали и имеете возможность работать на себя, – это хорошо и денежно. А вершина карьеры в провинции – у всех свой ответ на этот вопрос.

Ольга:

Профессиональное выгорание – страшный синдром. Как его не допустить? И что делать, если это случилось? Менять карьеру?

Тая:

Не знаю и надеюсь, что никогда не узнаю, что это такое, тут лучше послушать советы «бывалых».

Марина:

Профессиональное выгорание – это определенный звоночек, который напоминает, что настала пора позаботиться о себе и отдохнуть от «дел великих», покинуть рабочее пространство и даже отключить телефон. Сбежать ото всех и заняться спортом, йогой, релаксацией или медитацией на природе. Чтобы устранить это состояние дискомфорта.

Мария:

Слово и явление действительно страшные. Мне это немного знакомо, но именно немного. Состояние, когда на работу не то чтобы не хочется, а складывается ощущение, что и не надо. Что ничего полезного ты там сделать не можешь, от коллектива тошнит, от действий и процессов воротит. И самое ужасное – это ощущение бесперспективности, отсутствия будущего и тщетности прилагаемых усилий. Когда ты любишь работу, тебе кажется, что с твоим приходом на рабочее место начинает действовать то, что без тебя не функционировало. Да и то, что работало, происходит как-то иначе: живее, бодрее, с душой. А когда ты эмоционально выгораешь, у тебя нет этого ощущения. Ты крошечный винтик, перемолотый жерновами производственных или бизнес-процессов. Восстановиться, конечно, можно. Достаточно просто отдохнуть или заняться чем-то иным, или просто поменять отношение к проблеме. Винтик? Да. Но важный и нужный. И быть качественным винтиком – гораздо легче и иногда важнее.

Елена:

Профессиональное выгорание случается у всех, но по разным поводам. Есть закономерность, что люди, которые инвестируют только в профессию (то есть они думают про себя, что я юрист, бухгалтер, учитель и совсем забывают, что при этом они еще и чьи-то родители, супруги, дети, друзья), выгорают чаще и серьезнее. Поэтому, кроме работы, в жизни как минимум должно быть еще три точки опоры: семья, друзья, хобби.

Если же профессиональное выгорание случилось, то универсального рецепта, чтобы он всем помог, нет. Нужно смотреть, как и почему это произошло. Кому-то действительно помогает длительный отпуск, а кому-то нет. Иногда случается, что единственный выход – поменять профессию.

Мария:

Не то чтобы миф… наверное, дыма без огня не бывает. Но я не встречала людей, у которых работа заменила бы личную жизнь. Все вышестоящее руководство, которое я встречала, было полностью укомплектовано в этом плане – семьей, детьми, увлечениями. То же и с обычными менеджерами – у всех есть хобби, друзья, планы и посиделки. Поэтому мне кажется, что проблема немного преувеличена и носит утрированный характер. По себе могу сказать: было бы желание – и можно спокойно совмещать и личную жизнь, и увлечения, и работу, и ничего из перечисленного не пострадает. Главное – соблюдать баланс и не допускать, чтобы одно вредило остальным сферам жизни. Работу нужно оставлять на работе, семью – дома, увлечения – за стенами и офиса, и семейного гнездышка.

Елена:

Это сказка. Нет никакого баланса в смысле равнозначности. Что-то будет стоять у вас на первом месте. Но миф этот жил, живет и будет жить.

Тая:

А я могу сказать, что этого баланса очень не хватает! Если есть люди, у которых получается совмещать эти две роли и не напрягаться, я им по-человечески завидую.

Марина:

Противостояние успешной карьеры и личной жизни вечно. Каждому свое. А вообще, как сказала Мэрилин Монро, «Карьера – чудесная вещь, но она никого не может согреть в холодную ночь».

Елена:

Для меня – это стиль жизни. Психолог, к сожалению, – это такая профессия, которую невозможно оставить за дверью кабинета. Я, конечно, прощаюсь со своей терапевтической позицией, когда встаю с рабочего кресла, но перестать видеть системность и закономерности в своем окружении не могу. И это, если хотите, диагноз. Другое дело, что я бесплатно не работаю и поэтому все свои знания в обычной жизни оставляю при себе.

Марина:

Стоит жить и работать, конечно! Этот постулат выбираю я. Я трудоголик и не смогу без работы, не умею отдыхать и не считаю это чем-то извне. Это нормально и приемлемо для меня. Работа – это смысл многих вещей. В том, чем занимаюсь, предусматриваю безусловные плюсы, и если бы это было иначе, разве стала бы я этим заниматься. Дело в деле! И все зависит от нас самих!

Мария:

Неотъемлемой и любимой частью жизни. Я цельная личность и не умею рассеиваться – у меня все по максимуму. Если работа – то по самое не хочу. Если личная жизнь, то по уши. Если дом, то по полной программе. А вообще работа – это любимое дело, ради которого стоит просыпаться в семь утра.

Тая:

Это неотъемлемая часть жизни, которая, в том числе, помогает мне обеспечить и личные потребности.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru