Рубрики > Public-chat > ПИРформанс. Делать ли из еды культ?
Public-chat

ПИРформанс. Делать ли из еды культ?

Участники чата:

Максим Лимонов, журналист

Эльвира Петрова, телеведущая

Элеонора Куликова, выпускающий редактор журнала SD

Денис Коробков, художник

Екатерина Рылина, главный редактор журнала SD

Анастасия Коптелова, помощник Депутата Государственной Думы ФС РФ от ЛДПР

Элеонора:

Многих интересовал тот вопрос, почему мы выбрали для темы номера и нашего сегодняшнего обсуждения такую тему. Да потому, что это очень актуально для всех нас, соцсети и Instagram просто «завалены» картинками и фотографиями еды. Во-первых, потому что миром правит голод. Ни религиозный диктат, ни мода, ни жесткие запреты не способны преодолеть в человеке адамовых инстинктов. Во-вторых, качество продуктов питания сейчас оставляет желать лучшего, супермаркеты завалены красивыми «пластмассовыми» овощами и фруктами, низкопробной молочной и мясной продукцией. В-третьих, огромный выбор продуктов из разных стран мира теперь находится в абсолютной доступности, поэтому и дома, и в ресторанах мы можем наслаждаться самыми разными национальными блюдами, и число гурманов и гурмэ стало расти в геометрической прогрессии.

Итак, жить, чтобы есть, или есть, чтобы жить? Скажите, что для вас еда? Согласны ли вы с Гиппократом, который говорил: «Если ты не хочешь, чтобы лекарство стало твоей пищей, преврати пищу в лекарство»? Является ли вкусная еда простым удовольствием и самоцелью, или это лучший способ единения между нами, который помогает быть ближе и общаться больше?

Денис:

«Еда − штука хитрая», − говорил профессор Преображенский, и я с ним полностью согласен. Да, есть надо уметь! По тому, как и что ест человек, можно сделать вывод о том, как он относится к своему здоровью, насколько он зависит от мнения окружающих и прочее. Вкусовые его пристрастия во многом повторяют внутренние устремления. Чем чище помыслы, тем более вероятно, что он будет отказываться от тяжелой, трудно перевариваемой пищи и наоборот.

Анастасия:

ёДля меня еда − это не самоцель. Это удовольствие и, конечно, способ общения. Всегда приятно встретиться с друзьями, родными за столом в кафе, дома, а летом – на природе, на даче за шашлычком.

Эльвира:

Я начну немного издалека. Есть такой актер – Кристиан Бейл. Думаю, исполнителя роли Бетмена и Джона Коннора в «Терминаторе» представлять никому не нужно. У него есть не менее известный личный голливудский диетолог – вот повезло парню – корифей заморской похудательно-оздоровительной индустрии, по словам самого Кристиана, не устает повторять: «Мы своими руками создали новое божество». Кто-то готовит дома, кто-то обожает выходы в «свет» − от изысканного ресторана на последних этажах дубайского небоскреба до забегаловки на соседней остановке. Но все мы едим, причем едим в огромных количествах. Опять же, ссылаясь на личного гастрономического тренера Бейла, он, как никто другой, видит, во что для современного общества превратилась пища. Раньше, годах в 60–70-х, у диетолога просто не нашлось бы работы – худеть и, наоборот, толстеть было бы некому, толстых людей практически не было, а о том, что лет через 30 придется откармливать толпы «жертв моды» и лечить от анорексии, никто и не подозревал. Не было колоссальных проблем со здоровьем, не было ток-шоу, в которые приглашают то высохших, как пустыня Сахара, девушек, то необъятных любителей вкусного и сытного ланча. И когда сам диетологический гуру стал отвечать на вопрос «а почему же так?», ответ лежал на поверхности.

Все мы перестали воспринимать еду как простую необходимость для поддержания жизненных сил. Для современного человека еда стала источником удовольствия, наслаждения эстетического и физического. С одной стороны, это прекрасно, что мы сделали из обычного способа удовлетворения первичной потребности целую культуру, искусство. Но, к сожалению, КУЛЬТУРА усилиями маркетологов, пиарщиков, да вообще профессионалов в зарабатывании денег, превратилась в КУЛЬТ, разница между двумя словами – всего три буквы, но именно они, на мой взгляд, отделяют прекрасное от очередной человеческой зависимости. Так что, на мой взгляд, вкусная еда – это не удовольствие и самоцель или средство коммуникации. Это зависимость, бережно и старательно завернутая маркетологами в фантик современного искусства.

Максим:

Кризис у нас в головах, он часто бьет по кошелькам, когда человек просто утопает в бесконечных слухах и начинает превращать свою жизнь в погоню за жратвой в неограниченных и безумных количествах. Не могу понять, зачем люди встают чуть свет и бегут на ярмарку, чтобы ухватить подешевле мешок сахара или гречки. Чтобы жить и не превращать собственную жизнь только в культ еды, надо отключить Интернет, выключить телевизор и не быть тупым идиотом. Заметьте, в кругу моих друзей и знакомых я еще не встретил ни одного голодающего и теряющего сознание. А вот паникеров достаточно. Остановитесь, оглянитесь по сторонам − жизнь так же прекрасна! И всегда помните, что у любого кризиса есть имя и фамилия. А еще у него есть паспорт!

Элеонора:

Вкусная, недорогая и полезная еда, в понимании многих, − это несовместимо. А что для вас в приоритете: вкус, польза, удобство или доступность? Какие факторы влияют на ваш выбор продуктов – внешний вид, разрекламированный бренд? Читаете ли вы состав и обращаете ли внимание на срок годности?

Анастасия:

Вкусная, полезная и недорогая еда − это совместимо. Если вернуться к истокам русской кухни, то многие из нас вспомнят любимые бабушкины блюда, без изысков, без добавок. Все натурально и безумно вкусно. Я всегда вспоминаю тончайшие бабушкины блинчики и пирожки с курагой. Летом – окрошка или кудрявые зеленые щи со щавелем, зимой − борщ. Что может быть вкуснее?

Денис:

Признаюсь, что потратил много времени для выяснения, что мне нравится и в то же время полезно для организма. И поэтому сейчас не морочу себе голову с выбором продуктов. Корзина моя проста и доступна. Как это ни парадоксально прозвучит, но именно неразрекламированные и простые в готовке (а еще лучше без нее) продукты и есть самая полезная пища.

Максим:

Я всегда любил вкусно покушать. Как-то так завелось, что мои бабушки и мама вкусно готовили, да потому, наверное, и сам в охотку отправляюсь на кухню, чтобы приготовить что-то вкусненькое. В последнее время наблюдаю такую тенденцию, что вкусно покушать можно еще и с пользой для организма. И, как выяснилось, совсем не обязательно высчитывать калории на упаковке с любимыми продуктами. Просто есть надо чаще и небольшими порциями. От еды человек должен получать удовольствие, а не становиться заложником собственного холодильника.

Эльвира:

Вопрос очень сложный! Я только что развернула перед читателями такой роман в трех частях с участием голливудского актера, а сама-то… А сама также питаю слабость к вкусной и красивой еде. Но все же, на мой взгляд, нужно стремиться к здоровому отношению к пище (здоровому в моральном и эмоциональном плане) и просто не кидаться в крайности, тогда можно найти идеальный баланс между вкусом, пользой, удобством и доступностью. Я за поиски равновесия между этими понятиями. Убеждена, что, например, отдавать несколько сотен долларов, скажем, за стейк из акульего мяса, поджаренный на вулканических камнях – мракобесие. Можете поверить мне на слово, от обычной трески, приготовленной на сковородке в домашних условиях, вы морского хищника точно не отличите. Также как и ведро крылышек с острым соусом – далеко не самая хорошая идея. Просто подумайте сами, терзаясь в сомнениях перед раскрытым меню, витриной магазина, красочным световым коробом в кафешке с фаст-фудом или ночью у распахнутого холодильника: «Что мне даст эта еда и чего на самом деле хочу я?»

Екатерина:

Что всегда должно быть у вас в холодильнике? Изменился ли ваш привычный рацион после введения санкций?

Анастасия:

В приоритете при выборе еды для меня вкус и польза. Внешний вид, конечно, важен. Аппетит, как известно, рождает вид красивой еды. Бренд для меня не самое главное при выборе продуктов, хотя, конечно, мы знаем те бренды, которые для нас предпочтительнее. И это не значит, что мы выбираем только импортные известные бренды. Среди молочных продуктов, например, я с удовольствием беру продукцию Пензенского «Молкома». Это тоже бренд. В последнее время я отдаю предпочтение продукции отечественного производителя. На срок годности внимание обращаю, а вот состав не всегда читаю. В холодильнике у меня обязательно должна быть рыбка или морепродукты. Это то, что я люблю, и не могу отказать себе в этом удовольствии. Кто-то любит сладкое, я к нему равнодушна. А вот рыбка... И санкции нас не напугали. Если даже не будет норвежской лососевой рыбки, будем есть дальневосточную. В Пензе сейчас большой выбор свежей речной рыбы из местных прудов. И белый амур, и толстолобик, и карпы − сколько вкуснятины можно приготовить и быстро, и недорого, и сытно, и полезно (не забываем, что рыба содержит полезные для красоты омега-кислоты!).

Денис:

В холодильнике всегда должна быть исправная лампочка. Шучу))). Мне и холодильник-то не всегда нужен... Потому как обычно все, что я покупаю, съедается в тот же день. А что касается санкций, то это меня никоим образом не затронуло.

Эльвира:

Идеальный в моем понимании холодильник – это тот, в котором есть свободное место. Это как картина восточных художников – легкая незавершенность дает созерцателю возможность самому дополнить шедевр силой мысли. Это я немного шучу, но есть в этом и доля истины. Не люблю доверху набитые полки, но в обязательном порядке в моем холодильнике можно обнаружить: шоколад (например, сейчас у меня на дверце в компании плиток черного сладкого богатства живет шоколадный Чижик-Пыжик, привезенный из отпуска), молоко (обязательно не обезжиренное), сыр, мясо − я всеядна, но склонна к мясоедству. Санкции и еда, мне кажется, вещи неотделимые в последнее время. Но я не могу сказать, что они сильно ударили по моему привычному гастрономическому укладу.

Павел Антропов, управляющий отелем HELIOPARK Residence Безусловно, я хожу в ресторан за эмоциями и, естественно, за положительными. Ну, а пробуждает эти эмоции в ресторане еда. Поэтому управлять эмоциями посетителей очень легко! Нужно всего лишь упреждать их ожидания, а они предельно просты – хлеб свежий, белое вино холодное, еда честная!

Николай Белоусов, начальник службы сервиса и обслуживания ресторана «Бочка» Не делайте из еды культа! Но и не кушайте всякую гадость! Мы едим, чтобы жить! А не живем, чтобы есть! По поводу сообщества рестораторов в Пензе: мое мнение − конечно, нужно, но я сильно сомневаюсь, что кто-то всерьез будет относиться к данному сообществу, и вся эта затея перерастет в очередную тусовку, на которой вряд ли будет происходить обсуждение насущных проблем. Так как город маленький, конкуренция высока, да и амбиции многих наших рестораторов зашкаливают.

Максим:

Санкции − это полный бред, как и поиск так называемых полезных и экологически чистых продуктов. Плевать на этикетки и рекламный бренд. Вы не забывайте, в какой стране вы живете. У нас же принято не верить собственным глазам. Мало ли что написано на сарае, будьте уверены на 100 %, что кроме дров ничего нового вы там не найдете. Так и упаковки в продуктовых магазинах. Выбирайте душой, на вкус и цвет. Есть надо все, что хочешь, как минимум до той поры, пока вам это позволяет делать собственный организм. По большому счету, ничего не поменялось: каким был привычный набор продуктов в моем холодильнике, таким он и остался.

Мой вам совет – откажитесь от лишней бутылки алкоголя, дорогих аксессуаров для своего авто, ну, наконец, пропустите дорогой концерт. А вот от куска мяса в рационе питания не отказывайтесь. Глупо экономить на продуктах и уж еще глупее голодать в наши-то времена.

Элеонора:

Почему, по вашему мнению, экологически чистые продукты стали трендом во всем мире? Как за последнее время изменилось отношение российского потребителя к экопродуктам? Как можно убедиться в соответствующем качестве экопродукции, учитывая, что на сегодняшний день в российском законодательстве нет регулирующих документов?

Денис:

Отвечать за всего «российского потребителя» я не могу, но мне кажется, что благодаря некоторой стабильности у людей появилась возможность и желание требовать к себе большего уважения, в том числе и в вопросе еды. Поэтому я считаю очень важным поддерживать наших местных производителей, а в особенности тех, кто принципиально не хочет отравлять свою продукцию всевозможными добавками.

Эльвира:

Начну с конца. Никак. Не хочется о грустном, но, согласитесь, порой покупка обычных продуктов в супермаркете превращается в небольшую гастрономическую лотерею: «повезет – не повезет». Без разницы – речь об экопродуктах или чистой химии в красивой упаковке. И, к сожалению, дело порой не в магазинах и не в категории товаров, о которых идет речь. Как поступаю я? Стараюсь выбирать продукты тех марок, которым доверяю, внимательно читаю упаковку и не верю рекламе. Советы наивные, но эфективные. Может быть, это старомодно, но при нынешнем уровне развития сельского хозяйства и пищевой промышленности наверняка быть уверенным в чистоте тех или иных продуктов можно только в том случае, если их вам привезла ваша собственная бабушка из деревни и при этом вырастила все собственными руками. Жалко, что наши, пензенские бабушки пока не культивируют устриц в местных водоемах...

Но все мы стремимся к максимальной натуральности. Почему? Наверное, потому что всем хочется дольше жить.

Екатерина:

Генно-модифицированные продукты в последние несколько лет являются самой излюбленной темой неутихающих дебатов. Мнения разделились, одни говорят, что эти продукты представляют большую опасность для здоровья людей, другие, напротив, утверждают, что вред данных продуктов ни одним проведенным исследованием пока не доказан. Употреблять или не употреблять в пищу генно-модифицированные продукты?

Анастасия:

Я не поддерживаю эксперименты с ГМО. Пища должна быть максимально натуральной. Может быть, где-то там в голодающих странах этот вопрос актуален, а у нас в России без всяких генетических модификаций вкусной еды предостаточно. Вспомним опять дачи и огороды. Что может сравниться с ягодой или огурчиком, снятым прямо с грядки! Я за то, чтобы пища была максимально натуральной. Не стоит проводить эксперименты над своим организмом!

Стремление к натуральности продуктов заметно во всем мире. И российский потребитель тоже выбирает экологически чистые продукты. И очень жаль, что документов, регулирующих качество экопродукции, у нас еще нет.

Денис:

Однозначно – нет.

Эльвира:

По своей натуре я не вижу ничего дурного в том, чтобы использовать все новейшие разработки на благо человечества. Но. Чтобы повсеместно использовать ту или иную технологию, нужно быть уверенным на 100 %. «Продуктовое преобразование» придумали не вчера, но до сих пор убедительных доказательств тому, что яблочко с измененной структурой ДНК не станет причиной какого-нибудь серьезного мутагенного заболевания моей прапраправнучки (скажу «тьфу-тьфу-тьфу» и постучу по генно-модифицированной яблоньке), я для себя не обнаружила. Если бы мне предложили выбрать между двумя продуктами, я бы однозначно не стала рисковать. Это не упрямая средневековая боязнь. Я считаю, это обычный здравый смысл.

Элеонора:

Одним из новых трендов в мировой гастрономии является так называемая молекулярная, или экспериментальная кухня. Оборудованию для такой готовки позавидует любая лаборатория. Заморозить продукты жидким азотом, нагреть в вакууме, обработать под давлением, обдать углекислым газом и эмульсировать с учетом температур и биохимии, чтобы на выходе получить жидкий хлеб, твердый борщ, вспененное мясо и горяче-холодный чай невероятной расцветки, аромата и вкуса. Как вы считаете, для чего нужен такой аттракцион по приготовлению кулинарной бессмыслицы по астрономическим ценам, почему еде уже недостаточно быть просто вкусной и будет ли место космическим технологиям на земной кухне?

Эльвира:

Людям нужно шоу, людям нужен аттракцион. Есть просто так – слишком скучно. Так почему бы на этом не заработать? Сама я бы попробовала какое-нибудь блюдо молекулярной кухни. Но точно не стала бы есть это во второй или третий раз. Все упирается в пресловутый КУЛЬТ еды. «Машина – это не роскошь, а средство передвижения», а еда – это уже давно не необходимость. Я думаю, скоро нам непременно предложат что-нибудь еще, помимо молекулярной кухни.

Денис:

Есть такие нездоровые тенденции и в искусстве, и в других сферах жизни, которые вызваны деградацией здравого смысла. Люди, теряющие связь с реальностью (либо из-за своей «элитарности», либо из-за необузданной жажды всего нового))), очень часто пополняют ряды извращенцев. В вопросах еды я консервативен и не вижу никакого практического толка от всех этих космических фокусов на своей кухне.

Анастасия:

Эксперименты в мировой гастрономии интересны для меня только как обзор новостей. Чем проще приготовлена пища, тем она подчас вкуснее. Шашлык или стейк требуют минимум оборудования для приготовления. Но вкус!!! Особенно из рук мастера!

Владимир Малышев, владелец ресторана «Кадриль» Что мы понимаем под культурой еды в пензенских заведениях: что едят или как едят? Если рассматривать первый вариант, то для начала вопрос: что такое культура еды? Это все же культура, которая основана на национальных традициях и климатических условиях проживания. Что касается этого, то не могу вспомнить ни одного ресторана с чисто русской национальной кухней. Хотя все больше и больше появляется заведений, например, с японской кухней, которая завладела людскими желудками! Следует отметить, что народ стал более избирательным и требовательным к еде. И он разделился на два лагеря: одним хочется чего-нибудь новенького и необычного, а другие хотят классику жанра, но обязательным условием для всех является качество, свежесть и скорость приготовления (ускоренный ритм жизни диктует свое, хотя еда не терпит суеты). В целом, конечно, заведений много, и каждый выбирает то, что ему по вкусу, но, как я уже говорил, от НАШЕЙ КУЛЬТУРЫ ЕДЫ мы движемся прямо в противоположную сторону...

Екатерина:

Расскажите о ваших пристрастиях в еде, какую кухню и какие именно блюда предпочитаете? Есть ли что-то, что вы никогда не станете пробовать?

Денис:

Пристрастий не так уж много, и они корректируются в зависимости от времени года. Люблю молочные продукты, фрукты, рыбу и курицу. Ответить, чтобы я не стал в своей жизни пробовать, не могу, но хочу поделиться своей радостью от трезвой жизни. Дело в том, что уже более трех лет не пью алкоголь. Хочу сразу обрубить злые языки − никто меня не кодировал, и проблем со здоровьем у меня никаких не было, и тем не менее – надоело. Разница колоссальная, рекомендую попробовать.

Анастасия:

О пристрастиях вкратце уже рассказала. Люблю рыбу и морепродукты. Почти не ем сладкое, просто не люблю. Все остальное по настроению. Пробовать люблю. Нет ничего, что я не хотела бы попробовать хотя бы разочек. Понравится или нет − вопрос. А вот попробовать хочется!

Эльвира:

Без экспериментов мне жить сложно. Поэтому с выражением «попробовать нужно в жизни практически все» я согласна. Единственное, что меня остановит, – это разумность той или иной дегустации. Рыбу фугу я не стану есть. Может быть, это будет неуважением к повару, но быть на 100 % уверенной в его точности я не могу. А умирать от экзотической ухи никому не хочется, это точно. Мне повезло, моя бабушка – повар и превосходно готовит, поэтому она смогла привить мне любовь в первую очередь к качественной еде. А вот кухня какого народа мира это будет – уже не столь важно.

Максим:

Я предпочитаю не устраивать эксперименты и очень люблю домашнюю пищу, ту которую готовят дома, на родной кухне и родные мне люди. Новое блюдо оно всегда непредсказуемо. Кто его знает, что там внутри. Если его начинают рекламировать, да еще делают акцент на то, что это полезно для здоровья. Уж точно даже пробовать не стану. Я больше консерватор за обеденным столом и с большим удовольствием покушаю что-то из знакомого.

Элеонора:

Совсем недавно по совету хорошей знакомой прочитала книгу «Китайское исследование» Колина Кэмпбелла и была шокирована некоторыми его постулатами. Думаю о том, а не стать ли мне вегетарианкой. Скажите, а как вы относитесь к вегетерианцам и веганам?

Анастасия:

Как отношусь к вегетарианцам? Никак. Каждый сам выбирает себе правила в жизни. И правила в еде тоже каждый выбирает себе сам. Я хищник, и не готова отказаться от белковой пищи.

Денис:

Я считаю, что человеку, которому без какого-либо вреда удалось стать веганом, можно только позавидовать! Но нужно всегда помнить, что любая здравая идея, подаренная фанатику, превращается в абсурд. К вегетарианству еще нужно прийти духовно...

Максим:

Как к представителям сексуальных меньшинств. Мне их просто жалко. Потому что жесткое веганство противоестественно физиологически для нормального человека. Я лично критикую не выбор веганства, как способа жизни, а то, что мне пытаются навязать, что я жестокий поедатель животины и ли еще какую ерунду. Заметьте, в этом вопросе не может быть какой-то определенной точки зрения, здесь просто личный морально-этический выбор − убивать, чтобы есть, или нет. Каждый его делает сам, без рекламы, промо-акций и периодических попыток промыть мне мозги на тему, как там у меня в ЖКТ гниют почему-то недопереваренные трупы животных и отравляют меня мифическими шлаками или еще какими-то барабашками. Если кто-то начал в этом копаться, то уж точно пора браться за веник и разгонять «тараканов». Вегетарианцев преимущественно не любят за то, что они агрессивны к мясоедам. Я категорически против того, чтобы мяса лишали детей. Урон невосполним. Мясо мы едим, да, но факт этот − не повод для гордости. Это личное дело каждого....

Эльвира:

Я их понимаю. Этим, наверное, вся моя позиция и могла бы быть описана. Есть люди, для которых это стиль жизни, но есть и те, для кого – просто жизненная необходимость. Если это осмысленный шаг, а не стадное чувство.

Екатерина:

Тот, кто бывал в Европе в местных ресторанах, видел, что среди белоснежных скатертей, улыбчивых официантов, приятной музыки, атмосферы спокойствия, тонких бокалов и блестящих приборов европейцы не просто едят − они вкушают − не спеша, наслаждаясь, эстетично, превратив это в целый церемониальный процесс, в событие. А есть ли у нас своя культура еды или есть к чему стремиться?

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group Inc. Мне сложно на данный момент оценить пензенский рынок пищевой промышленности. Сейчас прекрасное время для инвестиций в эту отрасль, главное – правильно это сделать. К сожалению, у нас до сих пор нет четкого понимания производства. Многие думают, что развитие производства – это заводы, пароходы, «вмораживание» денег в оборудование. На самом деле – нет. Вы можете разместить производство в Китае или в любой стране, а здесь иметь лишь небольшой офис. Производственником может называться тот человек, у которого есть бренд и контракт на сбыт. А если задуматься, в мире в 150 раз больше производственных мощностей, чем человек может потребить. Спрашивается, зачем тогда еще строить? К примеру, Илья Иссаков, директор «Бековского пищекомбината», правильно выбрал свою нишу, пока он в своей нише делает свой продукт, его дела идут очень хорошо, как только он решит выйти в масс-маркет, система пошатнется.

Денис:

Опять Запад у нас в примере... Ну что за помешательство такое? Все зависит от личностных качеств человека. Если он умеет красиво и без суеты жить, то ему не важно, Прага это или Пенза.

Максим:

Здесь надо начинать с окультуривания нации. Нам в любых вопросах, в том числе и в культуре еды, нужно научиться европейской культуре, тогда и откушивать в европейских ресторанах.

Анастасия:

Мне нравится, когда процесс еды превращается в церемонию. Я люблю изящную посуду, красиво сервированный стол.

В России всегда были свои культурные традиции в еде. Не только европейцы медленно вкушают, вспомните знаменитые русские чаи с самоварами, бубликами, наливочками. Может быть, голодный и суровый двадцатый век отодвинул от нас эти традиции. Но в памяти они живы.

Я люблю, когда семья собирается вместе по праздникам. Большой стол накрывается белой скатертью, достается красивый сервиз, на столе появляются разносолы. Это наша традиция, и она передается в семье.

Эльвира:

В Европе бок о бок живут Культ и Культура. Кто-то эти понятия разделяет, кто-то не видит разницы. У нас, по моему мнению, пока родился только Культ и благополучно произрастает на благодатной почве. А вот вырастет ли его сестрица Культура – зависит от нас с вами.

Элеонора:

В провинции заведение с гордым статусом «ресторан» − это зачастую чуть больше, чем фаст-фуд, и чуть меньше, чем хотелось бы. Какова в этом плане Пенза, есть ли в нашем городе по-настоящему достойные места – рестораны и кафе с приятным интерьером, изысканной кухней, качественным сервисом – для взыскательных людей, желающих не просто поесть, а сделать это со вкусом и в особой атмосфере?

Денис:

Думаю, что есть или, по крайней мере, должны быть. Сам я давно уже перестал проводить время в подобных местах. Нахожу радость жизни в творчестве))).

Максим:

По мне таким местом в Пензе является наша старая и добрая «Засека».

Анастасия:

В Пензе есть места, где приятно провести вечер за беседой с близким человеком или в компании. Мне нравится собственноручно готовить на горячем камне королевские креветки в «Застолье», нравится в «Саквояже» одноименный стейк, нравится судак на теплой тарелке в «Засеке». Уютные места, хорошая кухня.

Эльвира:

Нет предела совершенству. И нет совершенства в пределах нашего региона. Даже если не быть чересчур притязательным человеком, к сожалению, в заведениях Пензы что-то одно всегда хромает. Многие места не оставляют после себя в душе желания. Желания приходить снова и снова. Пока есть только желание посещать новые места в поисках лучшего.

Наталья Антонова, исполнительный директор Центра «МАКСИМУМ», бизнес-тренер Почему одни рестораны умирают через год, а другие процветают десятилетиями? Возможно ли в провинции «сделать» прибыльный ресторан, не растрачивая деньги вхолостую? Как добиться лояльности сотрудников и обезопасить себя от воровства? Сейчас эти вопросы волнуют даже бывалого ресторатора. Мы решили пригласить 2 июня генерального директора компании HURMA Management Group, под его управлением находятся восемь ресторанов в Москве, совладельца пяти ресторанов и баров, Дмитрия Левицкого, который поделится своим опытом и проведет авторский семинар «Секреты профессионального ресторатора». Обучайтесь у лучших!

Екатерина:

Подведем итоги нашей беседе. Так стоит ли возводить еду в культ?

Максим:

Не стоит, не делайте из себя рабов холодильника)))

Денис:

Все хорошо в меру.

Анастасия:

Еда не культ, но удовольствие! И как всякое удовольствие требует затрат труда, времени и средств. Но не стоит отказывать себе в этом удовольствии!

Эльвира:

Давайте не будем создавать ненужных идолов. Не нужно менять местами цель и средства. Раньше понятие культа связывали с религиями и политическими партиями. Позже – с музыкальной сценой и субкультурами. А за 5 лет масс-медиа и СМИ перевернули сознание общества и появилось множество культов, связанных с людьми и вещами. Операционные системы, мобильные телефоны, личности топ-менеджеров, форм-факторы устройств и торговые марки производителей и, наконец, еда-еда-еда стали поводом для споров онлайн и оффлайн. Люди тратят огромное количество времени на то, чтобы доказать, на чьей стороне трава зеленее и где «настоящее». Наслаждаться процессом, а не самим блюдом, не придумывать себе лишние привязанности, делать маленькие открытия и не бояться экспериментов – вот к чему стремлюсь я. Этого же желаю и всем читателям.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru