Рубрики > За чашкой чая с профессионалом > Работаю педагогом: Олег Ягов
За чашкой чая с профессионалом

Работаю педагогом: Олег Ягов

#текст_давид_курума
#фото_сергей_борисов

В этот раз Давид Курума побеседовал за чашкой чая с деканом историко-филологического факультета Пензенского государственного университета – Олегом Яговым, который рассказал о педагогике, новейшей истории России и теме искажения исторических фактов.

Давид: Добрый день, Олег Васильевич! Ваша биография невероятно богата. В ваши годы вы столько знаете, столько успели изучить. Скажите, вы так много знаете, чтобы делиться своими знаниями или чтобы добиваться большего в жизни?
Олег: Ну, во-первых, когда меня спрашивают, кем я работаю, я всегда стараюсь отвечать: «Я работаю педагогом». Почему? Потому что прежде всего я чувствую, что те знания, которые я приобрел за долгие годы обучения, мне хочется передавать именно молодежи. И я ловлю себя на мысли о том, что самые счастливые моменты в моей работе связаны с общением со студентами.

Давид: Решение заняться педагогикой пришло к вам со школьных, студенческих времен или уже позже?
Олег: Я вспоминаю годы, когда нужно было думать, какую профессию выбирать. Это был советский период, конец 80-х годов. В 9 классе я действительно впервые серьезно задумался, по какому пути пойти дальше. Могу сказать, что у меня в возрасте 16 лет было три любимых хобби. Первое – это музыка, я с третьего класса играл в оркестре народных инструментов на домре. Второе – спорт, который прошел через всю мою жизнь. У меня даже было желание пойти учиться на факультет физической культуры. И третье – это любимый предмет в школе – история, который очень легко мне давался. Решающую роль в выборе будущей специальности сыграло мое участие в областной олимпиаде школьников по истории, та атмосфера, сложные задания и общие ощущения. К 10 классу я принял для себя окончательное решение, что буду поступать только на исторический факультет. Этот выбор был вполне осознанным и я ни разу не пожалел о выбранной профессии педагога и специальности.

Давид: Одна из областей ваших научных интересов — это новейшая история России. Она происходила, когда новые коммуникационные технологии уже вошли в нашу жизнь, и кажется, что нам известно все про этот период. Так ли это? Что еще не известно?
Олег: Дело в том, что новейшая история России гораздо сложнее для изучения, чем, скажем, история средневековья. И новейшие коммуникационные технологии, доступность любой информации в Интернете зачастую приводят к неправильному пониманию исторических явлений и процессов. Та же Википедия, те же интернет-ресурсы, которые содержат непроверенную информацию, очень субъективные оценки исторических событий, зачастую не могут служить источником объективной информации. Фальсификации подвергаются, как правило, не события 200–300-летней давности, а именно история XX века, так как ряд государств, интерпретируя по-своему новейшую историю, пытаются выставить счета или предъявить претензии по тем или иным историческим эпизодам. Поэтому, чтобы быть готовым к различным вызовам, нужно хорошо знать источниковую базу проблемы и не делать ложных выводов.

Давид: Эти ошибки преднамеренны? Или они появляются от того, что некомпетентные люди занимаются этим?
Олег: И то, и другое. Вы совершенно верно отметили. История XX века всегда была подвержена пересмотру и в умелых руках становилась грозным оружием на геополитической арене борьбы. Наиболее подвержена фальсификации история Второй мировой войны. Для меня является вполне доказанным факт, что именно Советский союз внес решающий вклад в победу над фашизмом, но на Западе большая часть населения уверена в обратном, что именно союзники по антигитлеровской коалиции спасли мир от фашизма. И для внедрения в массы второй позиции вкладываются огромные деньги и работают сотни институтов. Вторая проблема связана опять же с доступностью информации в социальных и иных сетях, когда, допустим, блогеры для привлечения внимания размещают просто абсурдную и бездоказательную информацию.

Давид: Вы возглавляете отделение Российского исторического общества в Пензе. Что это за организация?
Олег: Следует отметить, что история Российского исторического общества началась еще в 1866 г. Но в советский период, к сожалению, оно прекратило свое существование и было воссоздано лишь в 2012 году. 14 сентября 2013 года в Пензе, после Санкт-Петербурга и Казани, было открыто третье по счету Отделение РИО в России. На сегодняшний день функционируют уже 17 отделений. Мы существуем чуть больше года, но уже успели кое-что сделать. 2014 год прошел под эгидой столетия с момента начала Первой мировой войны. К этой дате был подготовлен фундаментальный двухтомный труд «Пензенская губерния в годы Первой мировой войны. 1914 - март 1918» из серии «Документальная история Пензенского края» под руководством доктора исторических наук Виктора Викторовича Кондрашина. По-моему мнению, на сегодняшний день это одно из самых уникальных изданий о Первой мировой, и аналогов я пока еще в своих руках не держал. Кроме того, под грифом Отделения РИО в Пензе были изданы: «Чембарская энциклопедия», «Очерки истории и культуры Пензенского края» и другие издания. Второе направление работы общества – это просветительская деятельность. Если мы не будем работать с молодежью, то наша деятельность будет носить замкнутый характер внутри научного сообщества. Поэтому мы провели олимпиаду для школьников, подготовили два выпуска познавательной газеты «Мир истории», провели международную конференцию «Первая мировая война в истории российской нации» и т.д.

Давид: Вернемся к теме искажения исторических фактов. Существует ли какая-нибудь методика или отдел в вашей организации, чтобы заниматься восстановлением исторической правды.
Олег: Российская история страдала и страдает не только от нападок ближайших соседей, но и от нападок собственного государства. Советская история была крайне заидеологизирована, и те достижения и успехи, которые были достигнуты в дореволюционной России, конечно, принижались, иногда умалчивались. Не будем далеко ходить за примером, та же история Первой мировой войны, которая, действительно, оказалась забытой, неизвестной и сейчас процесс восстановления исторической правды дает первые плоды. Что касается соседей, то это неизбежность. Во все времена каждое государство преследовало прежде всего свои геополитические интересы и цели. Следует отметить, что на нашем факультете работает крупнейший специалист по аграрной истории 30-х годов XX века профессор Виктор Викторович Кондрашин. Он как никто другой борется с фальсификациями голода начала 1930-х годов. Буквально последнее разоблачение: одно из соседних государств представило «факты» (фотографии) геноцида против своего народа со стороны сталинского руководства в указанный выше период. Профессиональная экспертная оценка нашими учеными показала, что фотографии относятся к Поволжью и сделаны в 1922 г. Это всего лишь один пример. То же самое происходит с историческими документами. Из общего контекста вырывается какая-либо фраза или несколько фраз, и преподносится информация совершенно иным образом. Поэтому противодействие попыткам фальсификации истории – одно из серьезных направлений в работе общества и историко-филологического факультета.

Давид: Насколько я знаю, в Пензе нет музея, посвященного Великой Отечественной войне, не говоря уже о Первой мировой войне. Скоро ли он появится? Или Пенза не заслужила такого музея на своей земле?
Олег: Мне довелось посетить достаточно много музеев в областях Поволжья и России в целом. И хочу отметить, что наш Краеведческий музей является одним из лучших музеев в России. Более того, там всегда представлена экспозиция, посвященная истории Великой Отечественной войны. Проблема заключается в том, что для создания специализированного музея нужны финансовые вливания, отдельное здание, штатное расписание и т.д. Но подвижки в этом направлении уже есть. В апреле 2014 г. по инициативе молодого пензенского краеведа Томаса Янчаускаса состоялось открытие музея русской армии в Пензе. Выставка собрала более 100 экспонатов со времен правления Петра Первого до 1917 г.: огнестрельное и холодное оружие, монеты, знаки отличия, амуниция и многое другое и была приурочена к столетию начала Первой мировой войны. В настоящее время для музея выделено новое помещение в Доме молодежи и средства на его дальнейшее обустройство.

Давид: Вы уже с 2013 года являетесь деканом трех объединенных факультетов: исторического, иностранных языков, русского языка и литературы. Оправдало себя это объединение?
Олег: Чтобы осмыслить правильность того или иного решения, нужно время. Когда мы узнали, что будет такое объединение, не буду скрывать, пребывали в некоем шоке, потому что все три факультета являются старейшими в Пензенской области. Факультет русского языка и литературы и исторический факультеты были основаны в 1939 году, факультет иностранных языков – в начале 60-х годов. Поэтому были опасения, что три самодостаточных мощных факультета потеряют свою индивидуальность в новом структурном подразделении. После реорганизации прошло почти два года, и, на мой взгляд, мы справились с задачей использовать накопленный опыт и потенциал во благо развития гуманитарного образования и постарались сохранить индивидуальные традиции объединенных факультетов. Коллектив у нас очень дружный и все проблемы стараемся решать сообща.

Давид: В отличие от времени вашей юности, когда вы с энтузиазмом выбрали специальность историка, сегодня молодые люди выбирают доходные профессии, с экономическим уклоном. У вас нет дефицита студентов на факультете?
Олег: Практически на все направления подготовки и профили на факультете один из самых высоких конкурсов в Пензенской области. Допустим, на направление «Иностранные языки» минимальный проходной балл в 2014 г. составил 249 баллов. В среднем по факультету проходной балл был за 200. Соответственно, к нам на бюджетную форму обучения поступают очень сильные абитуриенты. Конкурс составляет до 6 человек на одно место.

Давид: Скажите честно, закончив учебу, они действительно идут работать по специальности?
Олег: По идее, они должны стремиться попасть в банки, фирмы и т.д. Как ни странно, в этих организациях высокий спрос на выпускников с гуманитарным образованием. В этом году мы проводили некий эксперимент с пятикурсниками. И выяснили, что подавляющее большинство из них готовы пойти работать в школы. Все вакансии, появившиеся в школах, были заполнены нашими выпускниками. Возникает вопрос, почему? Во-первых, как бы тяжело ни работалось в школе, сейчас, действительно учителя получили возможность, пусть за счет увеличения нагрузки, стимулирующих надбавок, зарабатывать до 20 тысяч рублей в месяц. Поэтому если тенденция повышения зарплаты учителей сохранится, то наши выпускники с удовольствием будут работать в школе. Это я говорю совершенно искренне.

Давид: По моему мнению, одна из миссий историков вообще – это предсказывание, чтобы предотвращать конфликты, учитывая историю человечества. Сейчас в мире происходит множество конфликтов. Как вы считаете, на сегодняшний день историки эту миссию выполняют?
Олег: У историков есть любимое выражение, что история развивается по спирали. То есть каждая ошибка, каждый просчет на новом этапе исторического развития повторяются, но ударяют еще с большей силой, чем раньше. Давайте возьмем простой пример: начало XX века. Ничего не предвещало беды, но постепенно неумение, нежелание политиков ряда государств договариваться, вникать в проблемы привело к развязыванию самой крупной войны за всю историю человечества на тот момент. И сейчас у меня складывается такое ощущение, что политики не хотят обернуться на 100 лет назад и каждый пытается внести свою лепту в дальнейшее обострение ситуации в мире. Поэтому задача историков – показать примерами из прошлого политикам и бизнесменам, которые борются за переделы рынков, что каждый их последующий необдуманный шаг может привести к глобальной катастрофе и точке невозврата.

Давид: Согласитесь, что войну у соседей трудно было предсказать.
Олег: Нет, ситуация в Украине, которая вошла в завершающую стадию в конце 2013 года, была вполне предсказуема и зрела достаточно долго. Ее нельзя расценивать лишь как конфликт власти и большинства населения. Украина, к сожалению, является инструментом в чужих руках, которые долго подбирали ключики к развязыванию конфликтов на границах России. Так получилось, что 8 августа 2008 года, когда Грузия напала на Южную Осетию, я пересекал границу России и Абхазии. Для справки могу сказать, что Грузинская сторона планировала атаковать не только границы Южной Осетии, но и Абхазии. Таким образом, это была первая попытка взорвать ситуацию на юге России. Она оказалась неудачной, потому что никто не ожидал, что во время Олимпийских игр (момент был выбран не случайно) Россия впервые в постсоветский период своей истории решительно выступит де-факто против США. Вторая попытка создать очаг напряжения в сопредельном с Россией государстве, хотя о ней мало кто сейчас говорит, была предпринята в Белоруссии, но А. Лукашенко быстро подавил выступления, которые должны были привести к «бархатной» революции. И, наконец, Украина оказалась самым слабым звеном на постсоветском пространстве, так как президент Янукович (в будущем может быть мы узнаем, почему) повел себя весьма странно в развивающейся в Украине ситуации. В том, что сейчас происходит в Украине, велика доля его персональной вины. В данный момент ни Россия, ни Европа не заинтересованы в дальнейшем обострении ситуации в Украине, но США приложат максимум усилий, чтобы очаг напряженности сохранялся.
У финансистов есть любимое выражение: «Деньги любят тишину». Вспомните кровавые события в Югославии в 1999 г. До сих пор никому не понятно, почему ни с того ни с сего в центре Европы разворачивается война без всяких на то решений международных организаций.. А делалось это потому, что доллар и экономика США начали проседать, а европейская экономика и Евросоюз начали подниматься. Соответственно, Америке нужно было в центре Европы развязать войну, чтобы капиталы пошли за океан. Сейчас Россия выправила свое положение, Европа стала восстанавливаться после мирового кризиса 2008 года. Любой здравомыслящий европейский политик понимает, что санкции не выгодны ни ему, ни его народу. Но они же их вводят. Возникает вопрос, почему? Но это тема для отдельного разговора.

Давид: Европа пытается объединиться, тем не менее в Европе есть области, которые хотят отделиться. Шотландия хочет отделиться от Великобритании, Каталония хочет отделиться от Испании, Северная Италия тоже хочет отделиться. Как такое объединение может претендовать на расширение?
Олег: Это как в животном мире: крупное животное всегда побеждает мелкое. Почему Европа начала объединяться? Чтобы стать крупным финансово-экономическим центром мира, который будет влиять на все экономические процессы, которые происходят в мировом сообществе. Поэтому каждая отдельно взятая европейская страна не может противостоять с точки зрения конкурентной борьбы той же Америке или экономике Китая. Поэтому Европа логично объединилась в Евросоюз. Но проблема заключается в том, что когда создается такой огромный конгломерат, интересы отдельных небольших народов и населенных пунктов уходят на...

Давид: Четвертый план.
Олег: Да. Когда до них уже просто не доходят руки. Когда у них возникают какие-то проблемы, то для глобальных политиков они кажутся несущественными и, соответственно, никто их не собирается решать. Кроме того, каждая ситуация со стремлением отделиться должна рассматриваться отдельно и может иметь разные причины для отделения. Если не ошибаюсь, Каталония дает чуть ли не треть национального богатства Испании, каталонцам просто не нравится кормить остальную часть Испании.

Давид: Недавно в Пензу приехала французская делегация. У вас на факультете был создан Ресурсный центр французского языка. Чем это вызвано? Почему возникла необходимость создания ресурсного центра?
Олег: Это не первый ресурсный центр на нашем факультете. Уже несколько лет функционирует ресурсный центр немецкого языка. Реализуется отдельная программа взаимодействия с англоязычными странами.

Давид: Будут ли открываться еще какие-либо центры?
Олег: Центры, которые уже успешно функционируют и который только создан, мы будем поддерживать и развивать. Но увеличение их числа не должно быть самоцелью. Следующая наша главная задача – открыть профиль по изучению итальянского языка, а в более отдаленной перспективе – китайского.

Давид: Из вашего многочисленного списка наград, какая из них самая ценная для вас?
Олег: Я бережно храню награды моих бабушки и дедушки, которые прошли всю Великую Отечественную. Для меня это действительно награды. А все, что есть у меня… Об этом даже не стоит говорить.

Регистрация

Уже есть логин на сайте SD? Войти

Если вы хотите зарегистрироваться на сайте журнала SD и писать заметки в раздел Блоги, Вам необходимо отправить заявку на почту sd58@inbox.ru, указав свое имя и фамилию. Или заполните форму обратной связи.

Нажимая на кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с
соглашением о согласии на обработку персональных данных

Регистрируясь, вы соглашаетесь с
условиями пользовательского соглашения.

Войти в личный кабинет

Если у вас еще нет аккаунта, обратитесь в редакцию журнала по почте sd58@inbox.ru